Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 27/10/2008

Что грядет на смену кремлевской политтехнологии?

Вадим ШТЕПА*

В сегодняшней России политики в классическом ее понимании - как многопартийной борьбы - попросту не существует. С некоторых пор "парламент - не место для дискуссий". То, что по инерции продолжает называться "политикой", представляет собой лишь отработку властью тех или иных политтехнологий, не имеющих ничего общего с феноменом свободных выборов.

В этих условиях "Единая Россия" уже давно превратилась в несменяемый синоним "правящей партии". При этом Кремль левой рукой поглаживает коммунистов, правой - придворных либералов, и в итоге создается иллюзия идиллической "стабильности".

Но это не значит, что со смертью политики умерла и общественная жизнь. Просто она ушла с федерального уровня и из контролируемых Кремлем электронных СМИ, приняв иные формы, уже не вписывающиеся в прежнюю условно "право-левую", либо еще проще - "президентско-антипрезидентскую" схемы.

Ландшафтые вместо вертикальных абстракций

Федеральная оппозиция - и в этом ее главная слабость и безжизненность - продолжает оставаться в пределах старых идейных парадигм. "Несогласные" фактически лишь зеркально отражают официальную "вертикаль", пытаясь выстраивать те или иные централизованные структуры ("Национальную ассамблею", "Солидарность" и т.д.) - с идеологами в "центре" и отделениями "в регионах". Неудивительно, что в последние месяцы эффективность их мероприятий неуклонно падает. И это закономерно, ибо реальные оппозиционные инициативы должны вызревать и вызревают в самих регионах, не нуждаясь в какой-то единой федеральной индоктринации.

Правда, с точки зрения прежних идеологических "-измов", эти инициативы могут показаться, на первый взгляд, "неполитическими". Однако массовость участников и нервная реакция властей неизбежно придают им политическое измерение. В первую очередь, вспоминаются петербургские митинги и демонстрации против возведения газпромовского небоскреба. Протест против "Газиллы" объединил людей совершенно независимо от партий и идеологий. Так на основе идеи спасения исторического центра Петербурга (подобно тому, как это происходило и в перестроечном Ленинграде) рождается гражданское сопротивление имперско-олигархическому произволу.

В самых разных российских городах граждане выходят на митинги против "уплотнительной застройки", уничтожающей парки и скверы в интересах крупных строительных корпораций. Эти протесты вызывают куда больший общественный резонанс, чем некие "общеполитические" абстракции. А власти, разгоняя подобные акции ОМОНом (как недавно на ул. Вавилова в Москве), доказывают не только свою коррупционную спайку с этими корпорациями, но демонстрируют извечную природу имперской государственности, для которой интересы граждан никогда ничего не значили...

Это сопротивление, покинувшее прежние "право-левые" рамки, можно назвать "ландшафтным". Люди готовы бороться с этим государством не по причине каких-то идеологических разногласий с правительством (власти в эпоху политтехно научились виртуозно пользоваться любой риторикой - хоть либеральной, хоть социальной, хоть патриотической), но защищая свою привычную среду обитания. И это касается не только городских застроек - в Карелии, например, уже не первый год проходят громкие протестные акции против разработки карьеров на природном памятнике - сейдовой горе Воттоваара.

Однако сами по себе протесты - лишь полдела. Перерастание этой волны в новую общественную реальность возможно лишь тогда, когда участники акций будут не только отрицать действия властей, но и предлагать собственные решения текущих проблем...

Креативная оппозиция

Три года назад в издательстве Висконсинского университета вышел весьма подробный и любопытный двухтомник под названием "Regionalism in the Age of Globalism". В статьях его европейских и американских авторов подчеркивается, что современный регионализм является закономерным спутником процесса глобализации. Крупные глобальные бренды пытаются соответствовать мировому культурному многообразию и поэтому разрабатывают изощренные маркетинговые стратегии, чтобы "вписаться" в идентичность того или иного региона.

С другой стороны, сами регионы (особенно это заметно на примере ЕС) отвечают на это собственными бренд-стратегиями, создавая свой уникальный и глобально узнаваемый медиа-образ, способный привлечь инвестиции, туристов и т.д. Регионализм в развитом мире не имеет ничего общего с изоляционизмом. Напротив, это открытая и творческая деятельность. Немало интересных идей и примеров этого содержится в недавно вышедшей в русском переводе книге британского социолога Чарльза Лэндри "Креативный город".

Фактически это уже выход за пределы "политики", как она понималась еще в конце прошлого века. Критерием нового регионализма становится не "независимость любой ценой" (как правило, лишь воспроизводящая в уменьшенном формате те же отношения, что и в "метрополии"), но креативное создание уникального облика региона в мировом контексте. И эта "постполитическая" задача наиболее актуальна для современной России, где многообразные регионы пока низведены до уровня одинаково безликой "провинции"...

Однако проекты воссоздания региональных идентичностей далеко не обязательно означают некую "реставрацию прошлого". Точнее, само это прошлое, даже мифологизированное, можно превратить в парадоксальный инструмент вполне современного развития региона. Так, к примеру, поступают в Перми, где намерены открыть техноэкологические "парки Пермского периода", вполне способные стать глобально узнаваемым брендом края. Чем в самом деле пермяки хуже шотландцев, раскрутивших всемирно известную "лох-несскую индустрию"?

В таком креативном регионализме сегодня нуждается и Петербург, где пока так и не создан концептуально новый, постимперский образ города. "Музейная" консервация "наследия имперской столицы" только препятствует прорыву в будущее. Более того, именно имперские стереотипы и привлекают строителей разного рода помпезных "газоскребов"...
Нынешняя российская власть не заинтересована в креативном преображении российских городов - она умеет разве что раскрашивать фасады. Тогда как региональная постполитика в Европе - это свободное гражданское творчество по обустройству своей среды обитания. Но у нас оно тонет в пучине бесконечных чиновничьих "санкций" и "согласований"...

Однако современное региональное искусство все равно пробивает себе дорогу. Есть проекты "лэнд-арта", которые создают неожиданные ракурсы в восприятии культуры того или иного региона. (Показательно, например, деревянное зодчество художника Николая Полисского в Калужской области и Подмосковье.) Есть "паблик-арт", который более динамичен и связан, скорее, со спонтанными гражданскими акциями. К примеру, новосибирские студенты уже несколько лет проводят майские "монстрации", артистически потешаясь над серьезностью официальных политических лозунгов. Кстати, именно из Сибири подобные акции пришли в Москву и Петербург, хотя в Европе они уже давно стали необходимым элементом "street politics". И августовский петербургский концерт "Рок за свободу" собрал куда больше участников, чем если бы вместо него состоялся очередной митинг оппозиционных политиков.
Нельзя здесь не упомянуть и "тотемного зверя" петербургских "несогласных". Весной прошлого года на подступах к Смольному ОМОН задержал и погрузил в автозак надувного крокодила с приклеенной на спине резолюцией Марша. С тех пор этот герой Чуковского непременно участвует во всех оппозиционных акциях наряду с флагами различных движений. В День города один "блюститель порядка" прокричал в рацию эпохальную фразу, разошедшуюся затем по интернету: "С крокодилами на Невский не пускать!" Когда власть так опасается постполитических символов, она тем самым показывает свою собственную абсурдность...

"Политика" - от слова "полис"

Несмотря на то, что на федеральном уровне политики фактически нет, политическое измерение нашей жизни еще может вернуться - именно с региональных, городских и районных парламентов, где сохраняется прямая выборность депутатов. В сущности, это и есть возвращение на новом уровне к первоистокам самой политики, которая происходит от эллинского слова "полис", город.
Однако новая политика способна возникнуть лишь на основе новых культурных инициатив. Все исторические перемены всегда предваряются ими. Без Серебряного века поэзии, сломавшего "православно-самодержавные" стереотипы, не было бы революции вековой давности. Вот и в наше время гражданское самоуправление вырастет из креативных местных проектов, которые сформируют уникальную идентичность каждого региона и города.

Универсальным там будет лишь одно - доступность и подконтрольность власти своим избирателям. И чем крепче установятся между этими "полисами" прямые межрегиональные связи, тем бессмысленнее и отчужденнее для них будет выглядеть имперская чиновничья "вертикаль"...

-----

*- ШТЕПА Вадим Владимирович - главный редактор журнала "ИNАЧЕ" (www.inache.net), специально для "Дела".

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru