Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 28/7/2008

Железный человеко-лев // Встретимся в девятьсот?

Александр Мильштейн // Мюнхен

"В следующий раз - через пятьдесят лет", - сказал после окончания праздника обербургомистр Кристиан Уде. Потом, подумав, добавил: "Впрочем, раз всем так понравилось, может быть, частично мы это повторим и раньше. Город станет тогда "праздничным рецидивистом"".

Я понимаю, перевод плохой - Уде сказал: "Party-Wiederholungstater", но "партийный рецидивист" - хоть бы и от слова "парти" - звучит как-то совсем уж странно (Уде, к слову сказать, социал-демократ, но праздник понравился и его вечным оппонентам из ХСС), да и сказано было, скорее, в шутку - раньше, чем через пятьдесят лет, все это повториться не может, так что, думаю, мне удалось присутствовать при чем-то уникальном... К тому же, если Уде, у которого слова, даже сказанные в шутку, редко расходятся с делами, решит повторить какие-то "праздничные элементы", то уж точно не шоу на Одеонсплац, поставленное специальным итальянским режиссером, у которого даже фамилия какая-то специальная: Фести. Валерио Фести. "Festa" - по-итальянски, "Fest" - по-немецки, латинское "Festus", все это - праздник... Не думаю, что можно, занимаясь такого рода деятельностью, взять себе такой псевдоним...

Вот он-то и создал в ночь с 19-го на 20-е на Одеонсплац "гезамткунстверк" - как апофеоз празднования городом своего 850-летия. "Ни один город в мире еще не праздновал так свой день рожденья!" - сказал все тот же Уде.

Эти два дня город решил гулять так гулять, машины, наконец-то, были запрещены, их заворачивали еще при подъезде к 8-километровому "кольцу", проведенному по границе Старого Города. На всех площадях, у всех Ворот (Изар-Тор, Карлс-Тор, Зендлинген-Тор...) был свой праздник, а примерно миллион пеших мюнхенцев и гостей баварской столицы круглые сутки перетекали нон-стоп из одного центра прездничной пульсации в другой. Скажем, на Марштальплац шли нескончаемые ученые дебаты (благо рядом институт Макса-Планка, устроивший к тому же по такому случаю что-то вроде дня открытых дверей и превратившийся в прямом смысле в проходной двор). Темы докладов варьировались от "раскрытия подлинной тайны рождения Мюнхена" до последних новостей из "нано-космоса" или изнутри "черных дыр".

Возле Зендлингер-Тор какие-то роботы, говорят, не только развлекали толпу органических людей, но и летали над головами прохожих, производя какой-то странный социологический опрос...

Я днем выехал в город на своей бело-синей "Баварии" (это такой велосипед, а не машина), и полицейские меня не остановили, но я и сам быстро понял, что единственный способ перемещаться по городу - пеший, причем надо это делать очень и очень не спеша, чтобы не наступать на пятки... Поэтому я привязал велосипед к низкому чугунному бордюру Хофгартена и немного прогулялся дальше с фотоаппаратом, а потом уже и с пивом, и с друзьями, знакомыми... Всё вокруг стало казаться каким-то вышедшим из берегов Октоберфестом. Октоберфест неразливанный был, то есть по всему городу - куда ни глянь, хотя и глядеть было не так легко: всюду спины, затылки, в лучшем случае, лица, иногда даже знакомые...

Добравшись до Одеонсплац, я, впрочем, вспомнил о фотоаппарате, включил его и немного "пощелкал" странные объекты, расположенные на площади. Ну, огромный железный человеко-лев был, конечно, понятен - Генрих, основатель Мюнхена... Канаты, натянутые над площадью, какие-то специальные для этого краны - все это тоже можно было понять, но вот зачем стеклянные огромные колбы с водой, я так сразу и не сообразил, хотя в голове шевельнулась смутная догадка: Людвиг, утонувший в озере со своим врачом, а может быть, и не совсем утонувший...

В прошлом году в газетах долго обсуждались полусенсационные показания древнего, но еще живого, старца, вдруг вспомнившего: не прошло (или, точнее, прошло) и сто лет, как он вспомнил вдруг, что в детстве видел у кого-то из своих родственников шубу Людвига и на этой шубе, якобы на спине, были две дырки огнестрельного происхождения... Почему-то это детское воспоминание какое-то время серьезно обсуждали взрослые люди... Впрочем, официальная версия всегда была вполне двусмысленна: то ли утонул в Штарнбергерзее, то ли помогли утонуть...

И в самом деле: лицо Людвига Второго было первым, что я увидел на экране, когда оказался на площади ночью. Я опоздал и пропустил то, что от основанья Мюнхена до появления в нем чудного короля... На этот раз - на огромном экране, который и экраном-то как-то не назовешь... Кажется, что это были еще одни ворота в Старый город, этакая "мега-калитка"... При этом Одеонсплац ведь совсем не большая площадь и запружена была точь-в-точь как на известных фотографиях... Да-да, и на той, что сделана в 1914 году, где обычно обводят кружочком лицо одного ефрейтора... В 1923-м здесь же было первое вооруженное столкновение - в тот раз это были мюнхенские полицейские, воспрепятствовавшие ихнему "маршу на Берлин" - некоторые ценой собственных жизней... Вообще от исторических если не ассоциаций, то, скажем так, реминисценций отделаться именно на этой площади не легко... Но, как показал итальянец с говорящей фамилией, - возможно!

Однако, стоп, по порядку: первое, что я увидел, оказавшись на Одеонсплац в ночь с 19-го на 20-е, было огромное лицо Людвига Второго - на экране, а перед ним в этой самой колбе, которую я уже видел днем, из голубой воды поднялась нимфа, и - снова нырнула, в луче прожектора девушка резвилась над многотысячной толпой, как рыбка в аквариуме... И гигантский белый лебедь поплыл по людскому озеру под музыку Вагнера по направлению к экрану, на котором мерцали чертоги замка Нойшванштайн...

Мне интересно было, конечно, что будет после этого, через один или два эпизода - появится ли тот, кто затевал на этой самой площади "пивной путч"... Не знаю, может быть, в этом и было что-то символическое: экран, на котором город устроил такую себе ретроспекцию, закрыл собой (в буквальном смысле) ту самую "Фельдхеррнхалле" - "Аркаду Полководцев"...

И вот на экране, закрывшем зловеще-историческую арку, начался век двадцатый. Неожиданно там появился - кто бы вы подумали? Огромный - побольше Людвига, лик... Владимира Ильича Ленина... И дальше пошли кадры до боли знакомой хроники: взятие Зимнего - правда, на этот раз под руководством Льва Давидовича, и вообще в мелькающих кадрах все чаще стало появляться его пенсне, хотя и Ленин совсем не угасал, а потом они и вовсе оказались рядышком, а сверху на них стала стекать красная краска... Как по школьной карте - но только в другую сторону... А потом и не было никакого "пивного путча", вообще войны никакой, не говоря уже о сопутствовавших ей неприятных вещах... Все это Валерио Фести уложил в один эпизод с книгами. Попробуем его пересказать...

Книги стояли на полках - нескончаемые корешки, камера проходила по их рядам, медленно, туда, сюда... Периодически какая-то книга еще медленнее, чем камера, пролетала на более близком, чем те, что стояли на полках, плане, шевеля страницами - может быть, с полки на полку... На сцене же под экраном тем временем зачинался танец "кабинетных мальчиков". Они были хорошо одеты, в таких штанишках, не "ледерхозен", но похожие такие штанишки... Некоторые в жилеточках, домашних таких, шерстяных, танцевали под гигантскими экранными полками, передавая друг другу реальные фолианты, такая панорама там была - пока они все не передрались, и все это из-за этих самых книг...

И тогда книги начали вдруг гореть - на экране возник гигантский костер - из книг, причем всё это, включая и весь танец "кабинетных мальчиков", происходило под "Болеро" Равеля.

Когда костер погас, от юношей на сцене под экраном уже не было и следа, на экране поплыли руины, но тоже - не бойтесь, всего на одно мгновенье, после чего зазвучала бодрая музыка послевоенных шлягеров, голос Марлен Дитрих плавно перетекал в голос Армстронга, и ясно было, что это уже следующий эпизод - "Жизнь после...". Песни становились одна радостней другой, над толпой поплыли огромные портреты кинозвезд, а на экране начали танцевать.... Не над, а вот именно - на экране, как на полу... Как на обычном, горизонтальном, полу дансинга, танцевали совершенно свободно, естественно настолько, что зрителям всем казалось: это не тела танцоров горизонтальны и перпендикулярны, соответственно, вертикальному экрану, но ровно наоборот - у нас самих с головой что-то не то. Или с шеей... И, по-моему, не я один в тот момент ощутил у себя на плече чужую голову, а потом слышал "ой, простите"... Страшно стало, когда хлынул ливень. Не за нас, стоявших внизу, - не сахарные, не растаем... За пару, которая летала в этот момент в воздухе: не знаю, касались ли они ногами поверхности экрана или танец был "беконтактным" - думаю, что слегка все же касались...

Они были на канатах, которые, в свою очередь, были включены в общую систему, управляемую компьютерами: подъемники, стоявшие на площади, канаты, блоки, грузы, звук, свет... Гезамткуснтверк, одним словом - это не шутки... И когда ливень стал таким сильным, что в системе что-то не выдержало и вырубились изображение и звук и пара зависла в воздухе, - то стало страшно за них... А они продолжали скользить, совершать свои па, почти как ни в чем не бывало... Белый экран без изображения стал похожим на лед, он даже отражал их тела. Казалось, что это отвесный каток, тем более что танцы в воздухе очень похожи на танцы на льду...

И так они дотанцевали - в тишине, потом спустились на сцену, раздались овации, через некоторое время включились свет, звук, и начался следующий эпизод... Дождь закончился, чтобы вскоре снова пойти - по всему городу мгновенно открылись пункты раздачи прозрачных накидок, это я увидел, когда шоу подошло к концу (на экране под какой-то софт-рок мелькали немногочисленные высотные здания Мюнхена, а перпендикулярные им танцоры продолжали танцевать, пока экран не погас и Валерио Фести громовым голосом не поблагодарил зрителей) и толпа понесла меня к Виттельсбахерплац, потом к Площади жертв национал-социализма (расстояние от "площади преступников" до "площади их жертв", как было написано на флайерсах, предлагавших туристские маршруты, - всего метров двести), а оттуда дальше - на Максимиллианплац, где было круглосуточное "техно-парти"...

Вот, о канатоходцах я забыл сказать, а это ведь была, наверно, важная часть представления Валерио Фести: женщина с макияжем Смерти вышла из купола Театинер-кирхе, пошла вертикально по желтой стене вниз - завораживающее зрелище... Или "участники олимпиады" - боксеры на канате над площадью, велосипедисты на канатах...

Все смешалось, и в этом смысле шоу удалось, верх и низ, "право" и "лево" поменялись местами, этому уже не удивлялись... Странным казалось другое, например - люди с велосипедами не на канате, а на земле, пытающиеся пройти сквозь толпу, - воспринимались как упавшие с неба и виновато улыбались, как бы говоря, ну вот, так получилось, что мы тут со своим самокатом...

Я и на следующий день не смог доехать на велосипеде прямо до площади, снова оставил его в Хофгартене и пошел дальше пешком во все еще плотной и как бы той же самой толпе.

На Виттельсбахерплац мой знакомый менестрель давал концерт в честь дня рождения города. Собралось много народу. Сиад очень хорошо пел в диапазоне от французского шансона (он родом из Александрии) до хип-хопа, спел он и новую свою балладу "Was kоstet die Welt?" - "Сколько стоит мир?" Напротив сцены стоял зеленоватый конный памятник первому курфюрсту, а прямо за ним вращалось колесо обозрения с разноцветными кабинками. Сиаду вдруг стало интересно, слышно ли его там - вверху, и нравится ли тем, кто в кабинках, его песни, он прокричал свой вопрос в микрофон, глядя в небо, и ему оттуда ответили... А на экране за Сиадом было то же, что и перед ним, - курфюрст, колесо, а потом тротуар, окурки в стыках между асфальтом и брусчаткой, пластмассовые стаканы из-под пива с надписью "Мюнхен, 850 лет"... В следующий раз - в 2058-м, когда городу будет девятьсот, - запомнили?

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru