Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 17/3/2008

Алексей ДЕВОТЧЕНКО // Свобода и колбаса в России тождественны

Егор КОРОЛЕВ

С кем вы, мастера культуры? - так и вспоминается вроде бы шаблонный вопрос. Но ведь именно сегодня творческая интеллигенция определяется со своими политическими симпатиями. Насколько пристрастны мастера? И всегда ли они мастера? Мы начинаем серию интервью с актерами и режиссерами, чьи позиции достойны быть озвученными.

"Я в ток-шоу, я в Госдуме"

- Алексей, я видел Вас в трех спектаклях Александринского театра, и мне показалось, что все постановки - и "Живой труп", и "Ревизор", и в особенности "Двойник" - чрезвычайно актуальны.

- Показалось Вам правильно. Будь то Достоевский или Толстой - это все о сегодняшнем дне. На то они и классики.

- Обсуждалось ли на репетициях: "Ребята, а давайте переложим это на современность, будем говорить о засилии чиновничества устами Достоевского, а зритель поймет: речь - о засилии нынешнем"?

- Это даже не оговаривалось. Ведь тот же "Ревизор", по словам Фокина, который поставил этот спектакль, - пьеса государственного масштаба, которую постоянно нужно показывать зрителю, так как она актуальна всегда. Гоголь - это сегодня, Достоевский - это сегодня. С Валерием Владимировичем (В.В. Фокин - художественный руководитель Александринского театра - Е.К.) мы все, конечно, проговаривали. Там представлено воплощение воинствующей пошлости и разнузданности. У Хлестакова есть замечательные слова: "Я везде, везде..." От этих слов я и отталкиваюсь, работая над ролью. Я и в рекламных билбордах, и в Государственной думе, и в ток-шоу, и в армии - такое вездесущее существо.

- А в армии Вы служили?

- Да, после двух счастливых лет в театральном институте на курсе у Аркадия Иосифовича Кацмана (мы не выходили из аудитории до часу ночи) меня забрали в армию, а армия - это изнанка общества...

- Вам не понравилось?

- Нет, знаете, не особо. Причем я служил не в каких-то ансамблях песни и пляски - служил в войсках связи, в такой тьмутаракани...

- В какой?

- Ох... Есть такое место - Отар Джамбульской области Казахской ССР. После учебки во Фрунзе это была дикость. Я числился там даже начальником какой-то радиостанции.

- Так у Вас просто карьера начиналась!

- Да! У меня был БТР - не знал, с какой стороны к нему подойти. Там 53 прибора. Что и куда включается, никого не интересовало. Если начнется война, я ничего не знаю.

- Вас работать в ФСБ не звали?

- Нет.

- Но в Ленинград Вы вернулись...

- Я вернулся на третий курс ко Льву Абрамовичу Додину. После окончания института работал во многих театрах города.

- Насколько я понимаю, Александринка - Ваша основная работа?

- Нет, в штате сейчас нигде не состою.

- С театральной реформой это никак не связано? Вы же в курсе преобразований...

- Я не понимаю, что такое театральная реформа. Слышу о ней уже год, а не найду, что это такое, где опубликовано. Если под театральной реформой понимают изгнание труппы на улицу, как в случае с "Балтийским домом", то это не реформа, а рейдерский захват. Ладно, мальчики проработали в театре по три года и найдут себе другое место: поменяют профессию (сейчас много хороших профессий), пойдут работать в ФСБ - туда всех с удовольствием берут... Но люди, которые проработали по 20, 30 лет, - им ведь должны быть предоставлены социальные гарантии. Моя ситуация, к счастью, другая.

- Согласитесь, что единицы даже в условиях, как Вы называете, "рейдерства" смогут выжить? Ведь организовала Светлана Крючкова свой театр, у Вас также есть свой "Творческий проект Алексея Девотченко"...

- Слава Богу, есть. У нас спектакли по Саше Черному, по Уайльду, Салтыкову-Щедрину; сейчас готовим Мандельштама. Театр для меня - не клуб, не только увеселительное заведение, а своего рода трибуна - художественная, гражданская...

- Сейчас мало не то что трибун - трибунов мало. Мало людей, которые, помимо своей основной профессии, готовы заниматься этой самой гражданственностью... (жалко, словечко испортили).

- Да, опошлили - как и гражданские права, и гражданскую позицию.

- Есть ли сегодня хоть один российский политик, кого бы Вы хотели сыграть?

- Из современников - никого. А вот Ричарда III можно было бы.

- Я часто встречаю в СМИ: Девотченко выступил на Марше несогласных, Девотченко раскритиковал Смольный... А Ваши коллеги в большинстве своем сидят себе спокойно...

- У меня не было никогда цели просто покритиковать или поругаться. Страна семимильными шагами идет в тоталитаризм - молчать нельзя.

Шакалю потихоньку

- Много шума наделал Ваш ответ на открытое письмо Михалкова и компании, адресованное Путину. Мне показалось, что Вы очень эмоциональный человек...

- Конечно! Я случайно прочел в "Российской газете" это письмо и не мог без возмущения не ответить на верноподданическое обращение господ-подписантов. На подобные вещи надо всегда отвечать. Молчание, в конце концов, скажется на каждом. "Наша хата с краю, мы пташки божьи, ничего не знаем", - о такую творческую интеллигенцию вытирают ноги: "Пшли вон отсюда!" Это все связано. Я не могу терпеть, когда Россия скатывается к прошлым ошибкам.

- Но ведь большинство в России не против нынешней власти...

- Не уверен насчет большинства. На недавних гастролях в Новосибирске за то письмо меня поблагодарило огромное число коллег! Они просто боятся. Общество загнано в ситуацию тоталитарного страха. А я вот "шакалю"...

- Они боятся, а Вы не боитесь... Не дадут ведь третьей Государственной премии, так и останетесь заслуженным, не став народным.

- Плевать! Абсолютно! Хоть всех наград лишат - это же бирюльки, цацки. Ни один заслуженный артист не станет играть лучше, если ему дадут народного. Эти регалии - порождения советской системы, которая укореняется у нас все больше.

- Вы знаете результаты выборов. В России либерализм и демократические ценности неинтересны. Вам лично никогда не хотелось уехать из такой страны? Ну, может, президент такой надоел...

- Пускай они уезжают - и Валентина Ивановна, и вся эта жандармерия! Пусть оставят нас в покое! Конечно, если действительно запахнет чем-то людоедским, тогда придется об этом думать - просто ради семьи.

- А Вы с Матвиенко не одних, кстати, корней?

- Не знаю про нее - у меня украинских корней нет. По отцу - казачество Ростовской области, а по маме больше польской крови.

- Чем Вам так не угодила губернатор? В прошлом году Вы написали обращение с призывом не пускать Валентину Матвиенко за границу...

- Я не писал. Я лишь подписал. И хорошо, что это было услышано. Ко мне присоединились много достойных людей.

- То есть Вы не хотите, чтобы губернатор ездила в Европу?

- По большому счету, эта личность для меня почти несуществующая. Я просто ответил на то, что творилось в городе 25 ноября. Ведь хоть какая-то управа должна быть на нашу распоясавшуюся власть! Вообще, распоясавшаяся безнаказанность очень свойственна всей организации под названием "Единая Россия". То, что они творили на выборах, - отдельная тема. Ведь мне прямо на улице школьник предлагал "Счастливую десятку" с логотипом партии власти...

- Не взяли лотерейку?

- Нет, я позвонил в ЦИК. "Вы знаете, нам звонят столько по этому поводу, позвоните в МВД..." Почему я должен звонить в МВД? Это МВД выборы проводит?

- Откуда у Вас это желание звонить, выступать, кричать на каждом углу?

- Так ведь я чувствую себя лично оскорбленным!

"В политику не пойду"

- Ехал к Вам как раз мимо Александринки, а там есть кафетерий с названием "СССР", и с ярмарки Гурченко поет "про пять минут". Сразу в голове картина - словно в Советском Союзе. У Вас таких ощущений не бывает? Не хочется вернуться?

- Не хочется. Такое ощущение, что живу в СССР давно, или живу в чем-то, что еще хуже СССР. Мне это также напоминает раннюю нацистскую Германию - с национальным лидером, с приоритетом коренной нации. Не может быть коренной нации. Ведь самые счастливые нации - нации-космополиты. Валентина Ивановна постоянно говорит: "У нас европейский город". И - постоянные убийства на национальной почве.

- Михалкова с Церетели в своем письме Вы назвали холуями и плебеями. Что имелось в виду?

- Холопство. К сожалению, в нашем народе оно очень сильно развито. Особенно жажда сильной власти. Это в генах.

- Но либеральные партии проиграли выборы второй раз подряд... Можно ли будет в России когда-нибудь говорить о той свободе, о которой Вы заявляете на Маршах несогласных? Оптимизм хоть какой-то есть или больше внутренняя эмиграция?

- Никакой внутренней эмиграции. Пока ничего особо оптимистического впереди не видно, но, думаю, рано или поздно настанет час "икс". Не могли ведь в 75-м предположить, что через 16 лет рухнет государство. Всё не за горами. Недаром прогнозируют скорый скачок цен на продукты питания - самый большой за последние 25 лет. Естественно, народ будет недоволен. Я лично в "колбасных" маршах принимать участие не буду. Но у большинства, к сожалению, понятия свободы и колбасы тождественны.

- Слушал Вас в саду Чернышевского. Говорили Вы так, как никто не говорил. Не было мысли идти в политику?

- Зачем? Туда должны идти профессионалы. Это иной склад ума. Должно быть минимум два высших образования - юридическое и еще какое-нибудь...

- Ну вот как у Путина - он же юридический заканчивал...

- Так видите, какой у нас хороший президент, а вы его все ругаете... Политика и ораторство - разные вещи.

- А Вам не предлагали? Ведь политических лидеров явно не хватает...

- Даже если предложат, откажу. Мне интересно заниматься своей профессией.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru