Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 11/3/2008

Миражи авторитарной модернизации // Что получится у Дмитрия Медведева

Владимир ГЕЛЬМАН

Передача президентской эстафеты от Владимира Путина к Дмитрию Медведеву оживила дискуссии о политическом курсе нового главы государства: станет ли президент России политическим "клоном" и марионеткой Путина или страну ждут большие перемены?

Накануне голосования 2 марта Медведев декларировал широкий и довольно противоречивый набор обещаний, которые в целом были окрашены в либеральные тона ("свобода лучше несвободы") и отчасти напоминают некоторые заявления его предшественника образца 1999-2000 годов. Но при этом ни о какой демократизации политического режима в Кремле речь не идет: скорее, на повестке дня стоит проект авторитарной модернизации экономики - России фактически предложены либеральные реформы без демократии.

Этот проект, однако, одобряет и ряд российских либералов. Так, в недавнем интервью журналу New Times Анатолий Чубайс высказался на этот счет вполне откровенно: "Представьте, организовали в стране по-настоящему полностью демократические выборы, основанные на волеизъявлении трудящихся с равным доступом к СМИ, к деньгам... Результат таких выборов оказался бы на порядок хуже, а возможно, просто катастрофичен для страны".

Неограниченная власть неограниченно развращает

Публичные дебаты о возможных плюсах и минусах авторитарных преобразований активно велись в перестроечные годы, когда кумиром ряда реформаторов был (а для некоторых и остается) генерал Пиночет, при военном режиме которого экономика Чили осуществила успешный рыночный прорыв.

Сравнительный анализ показывает: те страны, которые смогли авторитарными методами установить верховенство права, а затем провели поэтапную демократизацию, в целом развиваются быстрее и эффективнее, чем те страны, где сперва установилась демократия и лишь потом началось становление единых "правил игры" для всех участников.

Казалось бы, отсюда следует простой рецепт для реформаторов: России надо свести демократию к минимуму, чтобы добиться рыночного процветания, а всякие там "фишки" с правами человека, свободными выборами и независимыми СМИ отложить на потом. На этом сегодня сходится почти весь российский правящий класс. Но насколько реализуем такой проект в нынешней России?

Успешные примеры авторитарной модернизации в современных обществах встречаются довольно редко. Проще говоря, на одного диктатора-реформатора типа Пиночета или сингапурского лидера Ли Кван Ю приходятся десятки, если не сотни, казнокрадов типа Мугабе в Зимбабве или Мобуту в Заире, правление которых довело эти страны до ручки.

Почему так происходит? Одна из причин лежит на поверхности: всякая власть развращает, а неограниченная власть развращает неограниченно. Авторитарные лидеры, даже будучи преисполнены реформаторских намерений, оказываются перед соблазном употребить власть не для успешного преобразования общества, а во имя личного обогащения либо укрепления господства своих родственников, друзей, сослуживцев или земляков.

Не стоит далеко ходить за примерами - достаточно посмотреть на политический курс Владимира Путина. В начале первого срока своего президентства он одной рукой запустил ряд либеральных реформ (налоговая, земельная, пенсионная), а другой - активно способствовал разрушению НТВ и зажиму оппозиционных партий. Результат не замедлил сказаться: либеральные реформы оказались преданы забвению, а "план Путина" обернулся сосредоточением контроля над ресурсами страны в руках узкого круга кремлевских чиновников. Стоит ли ожидать, что при Медведеве реформы не попадут в ту же ловушку, что и при его предшественнике?

"Лапша суверенной демократии"

Но даже самый реформаторски настроенный авторитарный лидер не может совершить преобразования в одиночку - ему нужен эффективный инструмент для проведения своей политики. Успешные реформаторы опираются либо на правящую партию (как в Китае), либо на некоррумпированный государственный аппарат (как в Сингапуре), либо на вышколенную профессиональную армию (как в Чили при Пиночете). Лишь в таких условиях авторитарные лидеры получают шанс воплотить в жизнь проекты своих либеральных советников.

Но велика ли польза от этих инструментов в сегодняшней России? Мздоимство чиновничества Путин сам вынужден был признать главной неразрешимой проблемой своего правления; глубоко увязшие в крышевании бизнеса "силовики" занимаются публичными разборками, а обе российские "партии власти", в основном, состязаются друг с другом в славословиях главе государства. Поэтому тщательно выстроенная сверху вниз "вертикаль власти" на деле оказывается пригодной лишь для того, чтобы пилить распухшие от притока нефтедолларов бюджеты, но неспособной к реализации проекта авторитарной модернизации. Можно вспомнить провал реформ в социальной сфере ("монетизация льгот") и более чем скромные результаты реализации "национальных проектов".
Трудно рассчитывать на то, что Медведев при отсутствии демократических механизмов сможет подавить коррупцию в государственном аппарате, оградить бизнес от вмешательства многочисленных силовых ведомств и заставить обе "России" - "Единую" и "Справедливую" - не только облизывать различные части президентских тел, но и целенаправленно проводить в жизнь либеральные экономические преобразования на всех уровнях власти.

Наконец, авторитарные реформаторы могут сами оказаться жертвами собственного успеха: ведь по мере продвижения либеральных преобразований граждане склонны пробуждаться от политической апатии. Вслед за повышением уровня потребительских стандартов и индивидуализацией стиля жизни (особенно среди образованного городского среднего класса) все большее распространение приобретают иные ценности и идеи, нежели примитивная лояльность авторитарному лидеру.
Это не значит, что граждане становятся защитниками либерализма. Наоборот, как правило, речь идет о социалистических, националистических или религиозных альтернативах. Здесь важно другое: либеральная модернизация сама по себе взращивает оппозицию авторитарному режиму.

В тех странах, где большинство населения составляют бедные и малообразованные крестьяне, как в Турции времен Ататюрка или (пока еще) в сегодняшнем Китае, авторитарные режимы могут расширить временной горизонт своего господства с помощью идеологии и до поры до времени маскировать либеральные реформы с помощью националистических или коммунистических лозунгов. Зато в Южной Корее "экономическое чудо" 1970-1980-х годов на фоне стремительной урбанизации и роста уровня образования спровоцировало становление движения за демократизацию страны и, в конечном итоге, привело к падению авторитарного режима.
Маловероятно, что российский средний класс, сегодня наслаждающийся плодами потребительского бума, на десятилетия сохранит безразличие к политической жизни и не стряхнет с ушей "лапшу суверенной демократии", которой кремлевские пропагандисты типа Михаила Леонтьева и Глеба Павловского увешали информационное поле страны. Но какие ценности и идеи окажутся востребованы в России, если "план Путина" будет хотя бы частично воплощен в жизнь его преемником?

"Оба хуже", но риски разные

Для сторонников либеральных реформ в сегодняшней России выбор стратегий поведения оказывается невелик. Они вынуждены либо, позабыв о демократии, присягать на верность авторитарному режиму, рассчитывая на то, что он реализует хотя бы часть их идей (собственно, это им и предлагает Чубайс), либо выступать за демократизацию "здесь и сейчас", не рассчитывая на проведение либеральных преобразований авторитарным режимом.

Как и в случае выбора между правым и левым уклоном в ВКП(б), выясняется, что "оба хуже". Однако риски при осуществлении того или иного сценария существенно различаются возможными последствиями.
Немедленная демократизация российского авторитарного режима способна повлечь за собой довольно тяжелые "болезни роста": она может на какое-то время привести к власти националистические и популистские силы, совершенно не заинтересованные в либеральных реформах (примером такого рода служит нынешняя Украина).

Но и реализация проекта авторитарной модернизации может завершиться своего рода хроническими заболеваниями. Чем более тщательно авторитарный режим подрывает едва складывающиеся демократические институты, тем меньше шансов на то, что он сможет сохранить настрой лидеров добиваться либеральных реформ и создавать инструменты, позволяющие проводить их в жизнь. И чем дольше российские либералы будут соблазняться миражами авторитарной модернизации, тем более вероятно, что демократические выборы (которых России рано или поздно все равно не избежать) приведут нашу страну именно к тем результатам, которых так боится Чубайс.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru