Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Петербургские страсти 4/2/2008

Аполлинария СУСЛОВА // Жрица русской любви

Евгений АНИСИМОВ

Аполлинария производила неизгладимое впечатление: стройная девушка "с большими серо-голубыми глазами, с правильными чертами умного лица, с гордо закинутой головой, обрамленной великолепными косами. В ее низком, несколько медлительном голосе и во всей повадке ее крепкого, плотно сбитого тела было странное соединение силы и женственности".

Дочь кержанца

В ней была поразительная сексуальность, которая, как мед мух, притягивала мужчин, делала ее похожей на матрон Древнего Рима. Даже не верится, что Аполлинария - дочь бывшего крепостного. Правда, Прохор Суслов был старообрядцем, кержанцем. А это была "твердая кость", могучая порода Мамонтовых и Рябушинских.

Прохор был фабрикантом, разбогател, и две его дочери - Надежда и Полина (Аполлинария) - никогда и ни в чем не нуждались, жили в довольстве, обе закончили пансион для благородных девиц в Нижнем, а потом решили учиться дальше. Надежда закончила медицинский факультет в Цюрихе и стала первой в России женщиной - дипломированным врачом.
Родившаяся в 1840 г. Аполлинария - ее младшая сестра - стала ходить на лекции в Петербургский университет. И тут же попала в самый эпицентр общественных бурь. Конец 1850-х гг. чем-то напоминал время нашей перестройки. Наступила эпоха реформ, общественного брожения. На собраниях и в студенческих аудиториях стали смелее речи. Зазвучали, как в нашу перестройку, призывы к власти: "Долго еще оставаться в губительном застое? Пора встрепенуться. Но чтобы нас разбудить и вызвать к полезной деятельности, для этого нужна... гласность!" Лекции профессоров, публицистов, писателей становились политическими событиями. Студенты варились в густом политическом бульоне тех лет.

Аполлинария была среди них, она участвовала в бурных дискуссиях, спорах и сходках. На демонстрациях она была в первых рядах, только что не кусала казачьих лошадей. Бывало, что жандармы тащили ее, разгневанную революционную фурию, в участок, сажали в камеру с проститутками и воровками, а утром отпускали, и она выходила под аплодисменты восхищенных ее смелостью студентов.

Ненаписанный роман Достоевского

В сущности, Аполлинария была истинной дочерью своего века, когда расцвела заря русского феминизма. В эпоху смут и реформ резко понижается порог нравственности. Тогда это называлось "эрой свободной любви", через сто лет - "сексуальной революцией".
Полина - воплощенная Афродита - была будто создана для свободной любви свободных людей... Довольно рано она поняла, что обладает какой-то магнетической сексуальной энергией и ради нее мужчины готовы на все. Она привыкла, что они ползают у ее ног, а она капризничает, водит их за нос, унижает и, в конечном счете, овладев ею, мужчины не чувствуют своей победы и скулят еще громче...

В 1861 году на одном из вечеров она услышала Ф.М. Достоевского, была потрясена, заворожена им, гением, создателем "Преступления и наказания", властителем дум, и влюбилась в него безоглядно. Достоевский же, 40-летний нездоровый человек, уставший от жизни, забот и долгов, не замечал ее выразительных взглядов. Наконец, Аполлинария не выдержала и послала Достоевскому письмо с признанием в любви.
Это объяснение он получил именно в тот момент, когда больше всего в нем нуждался. Сердце его было разбито предательством жены Марии, он презирал себя, обманутого и осмеянного мужа. И тут - свежая и красивая молодая девушка...

Впрочем, известен и другой вариант знакомства: Полина принесла Достоевскому свою повесть, просила писателя, как тогда говорили, "принять в ней участие". Слово за слово, и оказалось, что она его давняя поклонница, ходит на его выступления... Повесть оказалась плохой, Достоевский пообещал поучить автора писательству.
Начавшийся роман их оказался страстным, бурным и неровным. Достоевский то молился на своего "ангела", валялся в ее ногах, то вел себя как грубиян и насильник. Он бывал то восторженным, милым, то капризным, подозрительным, истеричным, кричал на нее каким-то противным, тонким бабьим голосом. К тому же жена Достоевского тяжело заболела, и он не мог ее бросить, как этого требовала Полина. Постепенно отношения любовников зашли в тупик.

Парижские безумства

И тут, как всегда, подобно спасительному маяку в омерзительном тумане русской жизни, возник Париж - убежище русской души да и просто убежище от кредиторов, опостылевшей жены, бездарных графоманов, тупой российской власти. Они договорились, что Поля поедет вперед учиться, а он, завершив дела, двинется следом. Поначалу она посещала какие-то лекции, а потом... В общем, когда Достоевский явился в Париж, она ему сказала: "Ты опоздал немножечко".

Полина страстно влюбилась в некоего испанца, который к приезду Достоевского бросил надоевшую ему русскую красавицу. Она рыдала в жилетку Достоевского, грозилась покончить с собой, а он, ошеломленный неожиданной встречей, ее успокаивал, предлагал ей братскую дружбу.
Потом у нее появился новый возлюбленный. Опять неудача, объяснения, ночные разговоры с Достоевским, который увозит ее из Парижа. Он укрощен, лежит у ее ног, умоляет Полину выйти за него замуж. Она отказывается. Сцены любви-ненависти повторяются...

Покоренная вершина

Тут Достоевскому надо срочно ехать в Россию - жена Мария умирает. Он посещает больную, но ненадолго - уж очень тяжело на это смотреть: "Нервы у нее раздражены в высшей степени. Грудь плоха, иссохла как спичка. Ужас! Больно и тяжело смотреть".

В его письмах - сочетание искренней боли, сострадания и мелочного цинизма. "Жена умирает, буквально. Страдания ее ужасны и отзываются на мне. Повесть растягивается. Вот что еще: боюсь, что смерть жены будет скоро, а тут будет необходим перерыв в работе. Если б не было этого перерыва, то, кажется, кончил бы повесть".
Весной 1864 г. наступил "перерыв в работе" - Маша умерла. Глядя на ее иссохший труп, великий гуманист записывает в блокноте: "Маша лежит на столе... Возлюбить человека, как самого себя по заповеди Христовой, невозможно..."

Почти сразу же после похорон он предлагает Аполлинарии руку и сердце, но получает отказ - для нее Достоевский был, как для альпинистов, уже покоренным "восьмитысячником", ее ждали новые победы над мужчинами. Они свитой, толпой, напоминающей собачью свадьбу, следовали за ней, и в своем дневнике она скрупулезно вела счет покоренным "вершинам"...
Успокоился и Достоевский. Накал страстей романа стихает, а в 1866 г. у него появилась 20-летняя Анечка Сниткина, ставшая его женой-матерью, переписчиком, бухгалтером. Безумства эры Афродиты прошли, наступили тихие размеренные времена Геры - "щей горшок и сам большой".

Суслиха

Полина же шла своим путем, который привел ее в деревню, где она решила стать учительницей. Но тут ей попался на глаза юноша, студент Вася Розанов. Позже он писал приятелю: "Острым взглядом опытной кокетки она поняла, что "ушибла" меня - говорила холодно, спокойно... Суслиха действительно была великолепна... Еще такой русской я не видел. Она была по стилю души совершенно нерусская, а если русская - то раскольница".

Вспомним, какая кровь текла в ее жилах. А в 1881 г. они венчались церковным браком. Но счастья не было - они были во всех смыслах неровня. Громогласная роскошествующая Аполлинария и бедный, тихий, углубленный в себя молодой человек в пенсне, задумавший книгу "О понимании". Какое уж тут понимание: жестокая, властная, "на Катьку Медичи она, в самом деле, была похожа" (Розанов).
Она высмеивала его сочинительство - тоже мне Достоевский выискался! При этом она заводила романы на стороне. Мужчины летели к ней, как ночные бабочки на свет, и мучить их, заставлять ползать и летать, бить и прижимать к груди было страстью Полины до седых волос.

Наверное, мы бы не узнали Розанова - необыкновенного писателя и религиозного мыслителя, - если бы из него семь лет не тянула жилы, не мучила своей любовью-ненавистью Суслиха. Угас бы он сочинителем трактата "О понимании".
Позже, как герой романа Ильфа и Петрова, он с тоской писал ей: "Низкая Вы женщина, пустая и малодушная... оглянитесь на свою прошлую жизнь, посмотрите на свой характер и поймите хоть что-нибудь в этом... Плакать Вам над собой нужно, а Вы еще имеете торжествующий вид. Жалкая вы, и ненавижу я Вас за муку свою".

Он, наверное, не писал бы лоханкинских писем, если бы Суслиха дала ему развод. Розанов давно жил с тихой милой Варварой - матерью его четверых детей. 20 лет, до самой своей смерти, Полина не давала Розанову развода, да еще распалялась от злости к чужому счастью.
Когда приятель Розанова приехал к Суслихе просить о милости, "чувствуя свою силу, хитрая и лукавая старуха с наглостью отвечала, поджав губы: "Что Бог сочетал, того человек не разлучает"". Она умерла в Крыму в 1918 году, так и не дав развода.

Мало что осталось от нее: две слабые повести, дневниковые записи, письма. Зато безумный огонь ее страстей опалил страницы многих романов Достоевского. Вот она, в облике Настасьи Филипповны, швыряет пачку денег в камин и смотрит, как корчится Ардалион. Это миг ее торжества, победы! Ведь она так любила мучить мужчин, наслаждаться их страданиями. Какая женщина!

Назад Назад Наверх Наверх

 

Монах Авель
11 марта 1901 г.
Подробнее 

Платон ЗУБОВ // Последний фаворит
Неожиданная смерть Григория Потемкина осенью 1791 года стала важной вехой в истории царствования Екатерины II.
Подробнее 

Мария Федоровна // Дочь Фреденсборга
Фотография, сделанная кем-то, донесла до нас ее облик в тот момент, когда она 11 апреля 1918 г.
Подробнее 

Федор КАРЖАВИН // Преисполненный русским неунывающим духом
Он был истинным сыном своего XVIII века, века Просвещения.
Подробнее 

Авдотья Истомина // "Такая ножка! Такой талант!"
Ее сотворил не столько со своей женой Анисьей спившийся полицейский пристав Илья Истомин, сколько знаменитый балетмейстер Шарль Дидло по прозвищу "Крепостник", стоявший у истоков русского балета.
Подробнее 

Екатерина Нелидова // Преданное сердце одной малявки
Она была в первом, самом знаменитом, выпуске Смольного института, который был любимым детищем Екатерины II и ее сподвижника Ивана Бецкого.
Подробнее 

Александра Федоровна // Императрица не для толпы
"Жаль, что занятия отнимают столько времени, которое хотелось бы проводить исключительно с ней!" Так писал в своем дневнике занятый делами император Николай II.
Подробнее 

Митрополит Арсений МАЦЕЕВИЧ // Инквизитор и мученик
Он всегда слыл жестким, непреклонным и суровым инквизитором.
Подробнее 

Аполлинария СУСЛОВА // Жрица русской любви
Аполлинария производила неизгладимое впечатление: стройная девушка "с большими серо-голубыми глазами, с правильными чертами умного лица, с гордо закинутой головой, обрамленной великолепными косами.
Подробнее 

Григорий ОРЛОВ // Долгое прощание с "кипучим лентяем"
В начале 70-х годов ХVIII века в личной жизни Екатерины II наступил серьезный кризис.
Подробнее 

Князь Михаил Голицын // "Прямой сын Отечества"
Екатерина Великая поучала потомков: "Изучайте людей...
Подробнее 

Глафира Алымова // Судьба смолянки
Александр Бенуа писал об этой знаменитой картине Дмитрия Левицкого: "Вот это истинный восемнадцатый век во всем его жеманстве и кокетливой простоте и положительно этот портрет производит сильное неизгладимое впечатление как прогулка по Трианону или Павловску".
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru