Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Что смотрит Петербург? 21/1/2008

Паразитарная культура // Сиквел "Иронии судьбы" - плесень на залежалом продукте

Дмитрий ЦИЛИКИН

"Ирония судьбы. Продолжение", "новогодний подарок от Первого канала", с конца декабря оккупировавший все экраны России и СНГ, художественной ценности не имеет никакой. Зато представляет некоторую ценность как свидетельство о времени.

Сразу оговорюсь: не принадлежу к значительному числу критиков, обвинивших фильм в посягательстве на святыню и на часть национального самосознания (по определению одного из продюсеров новой "Иронии", гендиректора Первого канала Константина Эрнста). Я не воспринимаю саму по себе идею продолжения плевком в душу.

Как это делал Рязанов

Вышедшая в 75-м "Ирония судьбы" Эльдара Рязанова за тридцать лет действительно стала, как сейчас принято говорить, культовым фильмом - что с того? Культовый статус вовсе не предполагает автоматическое наличие объективных художественных достоинств. Культовый - характеристика не эстетическая, а социальная, она говорит прежде всего о контексте, в который попало произведение и к которому по тем или иным причинам оно подошло, как ключ к замку.

Да, "добрая новогодняя сказка Рязанова" оказалась ключом, открывшим, так сказать, сердца миллионов. Понятно почему: честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой. Хотя мне-то навевание золотого сна не кажется настоящей задачей искусства - наоборот, искусству правильнее помогать миру искать дорогу к правде святой. И кинематограф Э.А. Рязанова большей частью всегда был мне чужд - то, что принято считать "словами утешения и надежды", мне кажется ложью и фальшью. Разумеется, глупо было бы требовать правдивости от чисто жанрового кино вроде эксцентрической комедии или фэнтези, но ведь "Ирония судьбы" изображает как бы настоящую жизнь, на самом деле никакого отношения к реальной советской жизни 75-го года почти не имеющую.

Тем не менее, не могу не признать: это добротно сделанный продукт. Крепкий, ладно сработанный водевильный сюжет (сценарий Рязанова и Брагинского изначально был пьесой, и все драматургические законы в нем грамотно соблюдены) окутан лирической интонацией, создаваемой прежде всего музыкой Таривердиева и симпатичными песнями на хорошие стихи. Режиссер, бесспорно, мастерски поработал с актерами, сыграли все более-менее нормально (за исключением исполнительницы главной роли - замороженной белобрысой куклы, лишь чуть оживляемой переозвучившими ее голосами Валентины Талызиной и Аллы Пугачевой).

Способ существования актеров у Рязанова - театральный: они не преследуют цели с кинематографической достоверностью как бы стать другим человеком, персонажем, а создают именно сценические образы, хотя и на экране. Образ же всегда собирателен, он складывается из неких типических черт, благодаря чему герой становится узнаваем. Так, к примеру, в "Иронии судьбы" типичны, узнаваемы эпизодические училки, отлично сыгранные Талызиной и Ахеджаковой.

Наконец, главное. У Эльдара Александровича Рязанова, несомненно, есть свой мир. Пусть этот мир мне лично не близок, но он развит, внутренне непротиворечив, и все компоненты фильма расположены и соотнесены в гармоническом согласии соответственно правилам этого мира. Даже прихоти: допустим, любит Рязанов автомобильные гонки - и придумывает, куда бы их вставить. В "Иронии судьбы", в частности, ралли на "шестерке" устраивает Ипполит.

Как срубить бабла

Создатели "Иронии судьбы-2" ничего не любят. Органически лишены этой способности. Они считают, просчитывают, моделируют, калькулируют. Автогонки, само собой, будут - глупо же не процитировать эту сцену из первоисточника, когда Toyota - один из главных product placement. Которых в фильме столько, что кто-то из коллег справедливо окрестил его рекламой майонеза, растянутой на два часа. Предметом назойливой рекламы становится практически все, что герои едят, чем красятся, на чем ездят и с помощью чего звонят. Сказано же: часть национального самосознания - и надо быть идиотом, чтобы не нарубить на этом бабла.

Про какой внутренний мир, реализуемый средствами искусства автора, можно говорить, когда было сорок вариантов сценария (о чем с дурацкой гордостью сообщают производители)? К прозаику Алексею Слаповскому примкнули два продюсера и режиссер Тимур Бекмамбетов. В результате работы этого сценарного квартета получилось бессмысленное и беспощадное варево, в котором плавают обрывки сюжетных линий, категорически отсутствуют мотивировки, логика, смысл. Нарезаются все новые виражи абсурда с одной целью - чтобы задача сошлась с ответом: дочка Нади Шевелевой, тоже Надя, должна любой ценой предпочесть Костю, сына Жени Лукашина, жениху Ираклию, духовному сыну Ипполита.

Костю изображает Константин Хабенский. Я видел, конечно, прославивший его (вместе с Михаилом Пореченковым, Михаилом Трухиным, Андреем Зибровым) десять лет назад спектакль "В ожидании Годо" - все они, включая Хабенского, играли очень хорошо. Но слава обернулась бедой: свидетельством произошедшей с актером творческой деградации стали несколько великих ролей мирового репертуара, сыгранные им в МХТ, - он с ними категорически не справляется. В нынешней "Иронии судьбы" режиссер ему не подмога - Бекмамбетов с актерами работать не умеет. Кто эти персонажи - неизвестно, характеры и биографии в сценарии не прописаны, а придумать роль самостоятельно Хабенский не утруждается (как сделал это Сергей Безруков - Ираклий, решивший, кажется, после всяких "Бригад" и "Есениных" доказать, что хоть что-то умеет). В результате большую часть своего экранного времени Хабенский грубо изображает пьяного (что вообще-то в актерской профессии считается столь же дурным тоном, как придавать персонажу характерности заиканием или шепелявостью), а когда "трезвеет" - занимается самодемонстрацией на крупных планах. Но он ведь и не актер уже никакой, он - "лицо Первого канала", как Галкин и Путин.

К сожалению, Елизавета Боярская (Надя-мл.), также достойно работающая в серьезных спектаклях своего учителя Льва Додина и интересно игравшая в кино (например, у Александра Рогожкина), здесь не демонстрирует ничего, кроме брачного оперения (как выражался известный театральный педагог Борис Зон). Все старые актеры (отказалась только Ахеджакова) неловко, явно в состоянии внутренней рефлексии "за такие деньги можно и потерпеть", изображают... они изображают актеров, игравших культовых героев из культовой "Иронии судьбы". Глядеть на это даже больше жалко, чем стыдно.

Как оно получилось

Впрочем, насчет любви я погорячился: Тимур Бекмамбетов любит спецэффекты! То камера компьютерно наезжает на "Аврору", а та стреляет, свидетельствуя Косте, что он в Петербурге, то пробка от шампанского под бой курантов описывает круг над планетой, то самолет летит, а в иллюминаторе (опять, разумеется, резким наездом) лицо пожилого Мягкова, то человек на краю кровли балансирует не хуже, чем в "Дозорах" Бекмамбетова же.

Балансирует, кстати, пьяный пограничник: по прихоти сценаристов, Ираклий - менеджер сотовой компании - оказывается на крыше (какая-то там ерунда с телеантенной и телефонной станцией). Дабы не пустить Ираклия к Наде и оставить ту в полночь с Костей, сюжет велит пограничнику выворотить антенну. Жители убогих раздолбанных коммуналок, оставшись без вожделенного Первого канала, вываливают на крышу - во всей своей неприкрытой совковой красе. Надя же с Костей попадают в милицию: сначала весьма убедительные пьяные менты их туда доставляют, потом майор в том же состоянии общается с Надей, потом Костю подвозит развеселая новогодняя ПМГ. Майор Романа Мадянова - лучшая роль фильма, исполнена с ахеджаковски-талызинской точностью и куражом.

И вот что получилось.

Воротилы Первого канала сами ничего придумать не могут. Они, как какой-нибудь аспергиллус, сапролегния и прочая плесень, могут лишь паразитировать на придуманном другими, клепая всевозможные "Старые песни о главном" или перелицовку "Иронии судьбы". Но поскольку фильм - не порожденный автором цельный художественный организм, а результат коллективной деятельности, то промеж разнузданной рекламы products placement, спецэффектов и спекуляций на любви населения к Рязанову и популярности Хабенского-Безрукова в него невзначай затесалась, страшно вымолвить, правда. Состоящая в соединенности в одном времени в одной стране наглого богатства и отвратительной бедности, причем унизительных и бесчеловечных совершенно одинаково. Процветающей мобильной связи, шикарных машин, бриллиантовых колец - и беспросветной вонючей коммунальности, тяжкого дикого пьянства, свинцового похмелья, заблеванных милицейских обезьянников, куда в любой момент могут посадить практически кого угодно... Разумеется, никакой такой правды опытные конъюнктурщики Эрнст и К ни в коем случае сообщать не имели в виду. Просто проболтались.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Три веселые буквы // История одной телепрограммы
Кажется, что КВН существовал всегда.
Подробнее 

Дерьмо vs мыло // Лучший фильм и лучшая империя
Вышедшие в прокат один за другим "Самый лучший фильм" Кирилла Кузина и "Исчезнувшая империя" Карена Шахназарова продемонстрировали два варианта "романа воспитания" - агрессивно-неоварварский и уныло-культурный.
Подробнее 

Паразитарная культура // Сиквел "Иронии судьбы" - плесень на залежалом продукте
"Ирония судьбы.
Подробнее 

Вся Россия - наш детский сад // Новое кино трактует выборы как балаган
Бывают, заметил Пушкин, странные сближенья.
Подробнее 

Эстетика ершика для унитаза // Вербальный экстремизм на TV
Одной из самых популярных телевизионных программ последнего времени стал нынче уже знаменитый "Комеди Клаб" (Сomedy Club), выходящий в эфир на сетевом канале ТНТ.
Подробнее 

Двенадцать. Плюс один // Михалков-проповедник versus Михалков-художник
Новый фильм Никиты Михалкова "12" продемонстрировал неизменность эстетических кондиций и этических установок автора.
Подробнее 

Полный штиль // Новый сезон на телевидении
Замечаю, что во многих интервью уважаемым собеседникам задают немотивированный вопрос: "Как Вы относитесь к современному телевидению?" Вопрос - прием, провокация.
Подробнее 

Органическое бесплодие
Вышедшие в прокат почти одновременно российские фильмы "Параграф 78" и "Любовь-морковь", несмотря на то, что первый его авторы квалифицируют как "фантастический боевик", а второй - как комедию, оказались типологически похожи буквально до степени смешения.
Подробнее 

Не надо песен! // С талантами в стране напряженка
Начало весны в телевизионном пространстве было наполнено передачами "навстречу выборам", сладкими обещаниями и дешевыми рекламными роликами.
Подробнее 

Русь трансгенная // "Волкодав" как зеркало новейшей российской идеологии
Форумы в интернете забиты страшной руганью фанатов книжек "Великой писательницы Марии Семеновой" про богатыря Волкодава - четвертование режиссера Николая Лебедева они полагают самой мягкой формой возмездия за учиненную им экранизацию.
Подробнее 

Новый год дома // Неловко за старейшего мастера страны
Еще несколько лет назад телепродюсеры делали выводы: преуспевающая публика имеет возможность встретить Новый год в свете, и, следовательно, дома, у телевизора, остается менее взыскательная аудитория.
Подробнее 

Что смотрит Петербург // Почетное место телевизора // Организатор пространства и досуга
В любой квартире телевизор занимает почетное место.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru