Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 26/11/2007

Письма из Америки // Пешеходы и водители // Ты не за океаном, а на Марсе

Михаил Берг

Взаимоотношения водителей друг с другом и c пешеходами, их вместе с полицией, правилами дорожного движения и общественным мнением (что называется, поведение на дорогах) - точное отражение культуры социальных отношений. И если искать то, что Америку наиболее радикально отличает от России, то это именно иерархия ценностей, которая возникает, когда ваш автомобиль выезжает на автостраду, называемую здесь хайвэем, или на городскую магистраль.

Кто главный на дороге?

Вы понимаете, что, казалось бы, все на месте - четырехколесный друг, баранка в руках, шуршание шин, бампер впереди идущей машины, поребрик справа, люди на тротуаре, - а на самом деле все иное, будто ты не за океаном, а на Марсе.

Дело даже не в том, что отличаются писаные правила, хотя они и вправду существенно иные. Так, в большинстве штатов, за исключением штата Нью-Йорк, поворот направо разрешен по красному сигналу, а при въезде на площадь с круговым движением преимуществом пользуется не въезжающий, а едущий по кругу. Точно так же при подъезде к равнозначному перекрестку преимуществом пользуется не тот, кто не имеет помеху справа, а тот, кто первый подъехал. То есть подъезжаешь к знаку "Стоп", останавливаешься и ждешь, когда проедут машины, приехавшие раньше тебя.

Примеры можно множить, но все равно дело не в них или не столько в них, сколько в правилах неписаных, главное из которых состоит в том, как, собственно говоря, писаные правила выполняются и какие из них выполняются строже или не выполняются вообще.

И тут выясняется главное отличие американского дорожного движения от российского: самым важным объектом на дороге, конечно, является не шестисотый "Мерседес" (кстати говоря, далеко не самая престижная машина в Америке), не разухабистый "Хаммер", а самый последний, маленький или большой, хорошо или плохо одетый пешеход.

Те, кто в этом месте ждут осанны демократии или восторга по поводу соблюдения прав человека, по поводу уважения слабого и незащищенного, ничего подобного не дождутся. То есть все это действительно существует - и уважение к слабому, и защита прав человека, и демократия, но важно то, как они достигаются и почему осуществляются практически бесперебойно на хороших, отличных, а иногда и откровенно плохих американских дорогах. А достигаются они не чем иным, как суровым и неумолимым наказанием за неуважение к этому самому человеку и этому самому пешеходу.

Начнем опять-таки с писаных правил. Если пешеход находится на перекрестке и переходит улицу, водитель имеет право начать движение только тогда, когда он (пешеход-человек) закончит движение и занесет ногу над поребриком. Не раньше. Почему не раньше? Потому что пешеход может в любой момент споткнуться, упасть и оказаться прямиком под колесами автомобиля. Поэтому водитель, не выполнивший это условие, может быть оштрафован на пару сотен долларов да еще получит увеличение суммы страховки со следующего страхового периода.

Нога загребущая

Но этого мало. Дело в том, что данное правило защищает не только пешехода, но и водителя. Потому как пешеход всегда прав, и если он оказывается под колесами, то водителю приходится выплачивать такое количество долларов, что мало не покажется ни одному Рокфеллеру. Одна моя приятельница попала в автокатастрофу, при которой пострадала ее нога. Ногу, конечно, быстро починили, но от страховой компании водителя ей было выплачено столько сотен тысяч этих самых долларов, что она уже второе десятилетие живет и ни в чем себе не отказывает. Что страховая компания при этом сделала с водителем, можно только представить, а лучше даже не представлять.

Вот это и называется защита прав человека. Рублем, то бишь долларом. Именно поэтому американские водители такие вежливые и любезные: подъедут к переходу и весело машут пешеходу - проходи, милчеловек, проходи по-хорошему, мне дешевле будет. И, конечно, пешеходы прекрасно знают свои права.

Расскажу историю. Еду я раз по улице, которая примерно совпадает с границей, отделяющей русский район от района, где живут по преимуществу черные. Еду я по улице с односторонним движением и приближаюсь к широкой магистрали, как вдруг мне под колеса попадает - нет, не человек, а пластмассовая канистра из-под охлаждающей жидкости. То есть она даже не сама попадает, а я, увидев на дороге эту канистру заранее, решил ее не объезжать, а пропустить между колес, но не учел низкой посадки моей "Мазды" и чем-то зацепил канистру, после чего она с грохотом прокатилась у меня под днищем. Как раз в этот момент я подъехал к перекрестку и остановился на красный. Остановился, открыл дверь, перегнулся и начал высматривать дурацкую канистру - пролезла она уже под днищем или будет продолжать биться мне в дно и барабанить углами? Вроде проскочила - по крайней мере, нигде не видно.

Я захлопываю дверцу, поднимаю глаза, вижу зеленый и рефлекторно нажимаю на газ. Машина успевает проехать не более полуметра, после чего я бью по тормозам - по пешеходному переходу, невзирая на горящий для них красный, шествует разбитная компания черных подростков, одного из которых - с черным чулком на голове - я чуть было не задавил.

Что тут началось! Как они, блин, орали, как кидались на меня, как меня держала за воротник жена, потому что я тоже нервный за рулем и не люблю, когда по капоту моей машины стучат ладошками - не важно, белыми или черными. Но рвался я зря: если бы в результате нашего выяснения отношений приехали полицейские, то крайним все равно оказался бы водитель, пусть мне горел зеленый, а им красный. Согласно правилам, даже на зеленый я сначала должен пропустить не успевших окончить движение пешеходов, а потом уже начать движение. А то, что они ничего не завершали, а, напротив, только начали движение на красный, никого не касается. И никаких уступок - я заплатил бы пару сотен, причем лишь в том случае, если бы не дотронулся ни до одного из визжавших парней; а если бы дотронулся - без суда из ситуации вообще бы не выпутался.Именно это и помнят все местные водилы, за исключением таких новичков, как я, не испытавших на своей шее тяжесть меча американского правосудия, или только что приехавших нелегалов-мексиканцев, которые еще не знают, что такое правила дорожного движения в Америке.

Страх наказания

Вообще, полиция в Америке всегда права. Хотя по поводу любого происшествия (в том числе на дороге, когда тебе выписывают штраф) каждый имеет право вызвать полицейского в суд и отказаться от признания себя виновным. Особенно если полицейский один и у него нет свидетелей.
Некоторые это действительно делают, более рассчитывая, правда, на то, что полицейский в суд не явится и тогда виноватый немедленно будет признан невиновным, после чего с чистой совестью и чистой страховкой отправится домой. Но если полицейский явится - суд подтвердит вину водителя, который плюс к штрафу заплатит еще и судебные издержки.

Именно поэтому (то есть потому, что права всегда полиция) в Америке не имеет значения, на каком дорогом или не очень, на модном новом авто или на ржавом корыте ты едешь. То есть для тебя самого это может иметь значение, но для полицейского, который останавливает твою машину (а он останавливает, если только усмотрит нарушение), совершенно все равно - на дорогущем "корвете" с откидывающимся верхом ты держишь путь вперед или на "форде", у которого на корпусе нет ни одного живого места. Именно поэтому и марка твоего автомобиля, и его цена никак не сказываются на поведении водителей. Они действительно равны перед законом, нарушение которого в равной степени опасно для каждого.
Поэтому ржавое ведро (а в табеле о рангах ниже всех марок здесь числится местный "форд") не будет даже думать о том, чтобы уступить дорогу "ламборзини" или "ягуару". Я чуть было не сказал - подрезать, но в том-то и дело, что здесь этого практически нет - никаких подрезок, ибо большинство водителей чапают себе от светофора к светофору (в Нью-Йорке они без преувеличения расположены через каждые пятьдесят метров).

И где проверять скоростные качества машин, просто непонятно. В городах скорость ограничена до 45-55 километров в час, на хайвэях тоже не разгонишься - максимум 115. Конечно, всегда находятся сорвиголовы, которые нарушают, проскакивают на красный, перестраиваются из ряда в ряд на хайвэе, пытаясь с понтом пролететь сто метров и опять уткнуться в бампер впереди ползущей машины. Но это, как и везде, чаще всего юные, очень зеленые или очень неудовлетворенные ребята.
Кстати, есть нарушения, которые очень модны, - в частности, не показывать сигнал поворота при перестройке из ряда в ряд и при обгоне. Что за мелкий понт, до сих пор не понимаю. Но многие вполне солидные водители, как говорится, со стажем, считают, что западло показать поворот - а почему? Да потому что платить за это нарушение надо копейки, да и увидеть это может полицейский, если только едет прямо-таки сзади.

Вот и получается, что уважение к правам человека, да и ко всем демократическим ценностям, - это страх наказания. Так и запишем: настоящая, а не суверенная демократия - это правила (писаные и неписаные) и наказание за их неисполнение.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru