Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Дискуссия 6/11/2007

Чтобы стать русскими, надо преодолеть Россию

Вадим ШТЕПА*

Консервативно-патриотический дрейф российской власти заставил ее два года назад заменить давно уже рутинизировавшийся, но все-таки "неудобный" революционный праздник 7 ноября на "день национального единства" 4-го. Историки, кстати, до сих пор ломают голову, почему была выбрана именно эта дата, ибо Минин и Пожарский добрались в тот день лишь до Китай-города, а до "взятия Кремля" оставалось вроде еще около недели. Но, видимо, "взятие Кремля" вновь вызывало бы у властей неприятные революционные ассоциации...

Смысл такой замены символически абсолютно ясен: это попытка вышибить "левый" клин "правым" - заложить в основание нынешней государственности не "бунтарские", но "великодержавные" идеи. Не случайно первый "Русский марш" двухлетней давности, организованный евразийцами, первоначально назывался именно "Правым" и замышлялся как охранительное выступление против "оранжизма" (на киевском Майдане той поры Кремль явно увидел призрак "польско-литовских захватчиков"). В прошлом году "Русским маршем" пытался командовать лидер ДПНИ Белов-Поткин, особенно прославившийся мегафонными воплями: "Слава российской милиции!" Но, видимо, такого "излишне инициативного" верноподданничества властям уже мало, и в этом году "Русский марш" поручено проводить стерильно-лояльному и послушному "Народному союзу" Бабурина...

На первый взгляд, может показаться, что грань между официозом и "русскостью" окончательно стирается - власть все более откровенно использует русский национализм в своих пропагандистских целях. Однако в "русском движении" с начала этого года происходят пока менее заметные, но куда более глубокие и интересные процессы, в идейном плане диаметрально противоположные этим "маршам"...

Крокодил национал-демократии

В октябре на известном оппозиционном портале "Назлобу.Ру" вышла развернутая статья поэта и публициста Алексея Широпаева "Национал-демократия как проект". Надо заметить, что этот термин используется Широпаевым и его сторонниками еще с января этого года, а именно с состоявшегося тогда в Великом Новгороде импровизированного "Веча", на которое съехались сетевые авторы из разных регионов (Москвы, Петербурга, Карелии и т.д.). Кстати, неформальный символ петербургских "Маршей несогласных" - крокодил - также родился именно там...

Это движение, уже довольно популярное в "Живом журнале" и вообще на просторах рунета, символически значимым выбором вечевого Новгорода задало иную, отличающуюся от общепринятой, трактовку русского национализма. Он здесь рассматривается как принципиально антиимперская, республиканская, светская сила, тотально противостоящая идеологии официального патриотизма.

"Российский патриотизм, - говорит в этой связи Широпаев, - открыто декларирует себя как верного прислужника Государства, причем любого: царского, советского, постсоветского, поскольку все эти генерации Империи онтологически едины. С точки зрения патриотов, исторический смысл существования русского народа состоит в жертвенном (обязательно жертвенном!) служении имперскому Левиафану Системы, который в патриотических толкованиях приобретает даже сакральные, религиозные черты. Согласно патриотам, собственной судьбы у русских нет; их судьба - это судьба наднационального гипер-Государства, судьба Империи... Народ-холоп, народ-крепостной, вечные рабы и юродивые, перманентные колхозники и пролы - вот русские глазами патриотов. Законченная форма этой идеологии - православно-монархический сталинизм".

И далее: "Мы принципиально неимперские националисты. Не через реставрацию Империи лежит путь в русское будущее, а через труп империи. Благодаря Империи русский народ так и не стал нацией, а все еще остается на положении народа при Государстве... Нацией, а точнее созвездием наций, русский народ сможет стать только в том случае, если откроет шлюзы для своего регионалистского развития... Российское государство, начиная со становления московского централизма, колонизировало русских, подвергая их насильственной имперской ассимиляции, стирая их регионалистскую самобытность, ущемляя местные права и вольности, усиливая казенное тягло. И при этом льстило русским подобно тому, как на послевоенных сталинских плакатах изображались голубоглазые чудо-богатыри, поднимающие страну из руин. Вот только "забывали" изобразить на их телогрейках лагерные номера..."

Национал-демократы призывают к деконструкции всей пятивековой имперской, постновгородской истории. Алексея Широпаева как радикального поэта не останавливают даже "страшные слова": "Мало освободиться от идеи Империи. Страшно сказать: нам, русским, надо освободиться от идеи России. Дело в том, что "Россия" - это тот пленительный псевдоним, прикрываясь которым Империя проникает в русское сознание и завладевает им. Россия - это сладкий гипнотический шепот в нашей душе, песня о широте и размахе, безбрежности и просторе. Это тот безграничный "поэтизм", который логически заканчивается безграничным этатизмом. Любовь к безграничному простору оборачивается контролем над этим простором, причем столь же безграничным, как сам простор. Русские - в гораздо большей степени жертвы Империи, чем, скажем, финны или поляки, имевшие в России региональную автономию и даже свою протогосударственность. В отличие от них, русские попали в историческую ловушку под названием "Россия"; ловушка заключается в том, что Россия успешно выдает себя за страну русских, хотя на самом деле является местом их заключения, типа зоны. Как только русская личность осознает истинное положение дел - она испытает примерно то же самое, что и главный герой "Матрицы", однажды проснувшийся в чудовищной реальности. Расфасованные по ячейкам необъятной Мега-Системы, которая питается их разумом и кровью, русские спят и видят сны о "русской идее" и "Третьем Риме", о своей "всемирной отзывчивости" и "всемирно-исторической миссии". Проснуться - значит понять, что путь в русское будущее лежит через революцию: национально-освободительную и буржуазно-демократическую, антиимперскую и антифеодальную. Вроде Нидерландской революции гёзов 1566-1606 гг., только в мирном варианте".

Русский национализм, понятый таким образом, ломает множество стереотипов. Он разотождествляется с "великодержавной" идеологией и очень напоминает киевский Майдан, где "оранжевые" националисты и демократы жили в одних палатках... Однажды Широпаев дал именно такую трактовку талисмана "несогласных": в один прекрасный день символический крокодил захлопнет свои челюсти (одна из которых "национальная", а другая - "демократическая"): "И тогда Система лопнет".

Проект будущего или марш в прошлое?

Национал-демократия, в отличие от национализма в его привычном понимании, мыслит нацию не как данность, но как задачу. В этом отношении для национал-демократов, по их собственным признаниям, наиболее привлекателен опыт ранних США, где новая нация родилась как сообщество граждан, восставших против колониальной империи. Как можно заключить из текстов Ильи Лазаренко, Михаила Пожарского и других идеологов этого движения, современной русской нации еще попросту не существует. Нация возникает лишь в условиях гражданского самоуправления, а сегодня есть лишь "подвластное население".

Эти идеи коррелируют с размышлениями Гарри Каспарова о "русской политической нации", должной стать субъектом политики.
Но здесь все же существует один опасный подводный камень, столкновение с которым грозит превратить корабль национал-демократии в хлам банального национализма. Этот вопрос можно сформулировать по-ницшеански: "активную" или "реактивную" позицию предпочтет это движение? "Активность" в данном случае означает развитие и продвижение собственных проектов новой цивилизации, "реактивность" - "борьбу с миграцией" и прочее малосимпатичное отстаивание статус-кво. Пока национал-демократическое движение пребывает в стадии идейного становления, эти тенденции в нем уживаются, но со временем данное противоречие будет неизбежно обостряться. Либо открытое "созвездие наций" (как рисует русское будущее поэт Широпаев), либо одномерная изоляционистская этнократия, которая неминуемо отбросит национал-демократических футуристов в хмурые колонны "маршевиков" ДПНИ.

К слову, "борьба с миграцией" - дело совершенно безнадежное в условиях мегаполисов, космополитических по своей природе. На деле она только отвлекает от обретения собственной идентичности. И заставляет принимать за "норму" состояние централизованной "энергетической сверхдержавы".
Национал-демократы (живущие, в основном, в Москве) в своем Манифесте называют себя регионалистами, сторонниками повсеместного регионального самоуправления. И, тем не менее, не спешат проводить протестные арт-акции (допустим, с теми же крокодилами) у офисов бесчисленных "сырьевых империй", являющихся экономическим остовом Империи и расположившихся именно в их городе. Что ж, видимо, пока русское национал-демократическое движение еще не доросло до реальной политики...

Идентичность регионализма

Здесь интересно совершить своего рода мировоззренческий скачок и рассмотреть принципиально иную концепцию регионализма, которую давно развивает Даниил Коцюбинский. Его концепция, в отличие от предлагаемой национал-демократами, напрочь лишена каких бы то ни было "национальных" коннотаций, она совершенно "аэтнична".

Коллега Коцюбинский рассматривает регион просто в образе "общего дома", где соблюдаются все либеральные нормы и правила и нет никакого "формально объявленного" доминирования той или иной этнической культуры. Однако эта "стерильная" абстракция, на мой взгляд, означает отказ от самой природы регионализма. Чем в таком случае регионы будут отличаться друг от друга? И какой тогда смысл вести речь о переводе политической субъектности на региональный уровень, если региональная специфика стерта так же, как и в империи?
Мне представляется, что становление регионализма может произойти как раз от обратного - от возрождения в каждом случае особой региональной идентичности. Она ничуть не противоречит основам либерального общества, но задает им живое многообразие форм - как в законодательствах европейских регионов и американских штатов. Вспомним и о том, что наша соседка Финляндия сумела ощутить себя независимой от империи, лишь выработав свой уникальный, национально-региональный культурный миф. На том же основании может произойти и полноценное региональное становление Ингрии, Карелии, Сибири...

Парадоксальный синтез национал-демократической и либеральной версий регионализма может быть обретен в случае, если российское пространство будет рассматриваться как аналог англоязычного мира. Англичане, американцы, канадцы, австралийцы, новозеландцы и т.д. говорят на одном языке, но при этом никому не приходит в голову считать их единой нацией. Нынешнюю унитарную империю способна одолеть лишь столь же многообразная "русскость". И пусть либералы не боятся этого слова! - напротив, отталкиванием от него они лишь удерживают существование этой "ничьей" империи...
Еще в 1990 году, накануне начала ее распада, культуролог Михаил Эпштейн пророчески заметил: "Чем дальше к истокам России, тем ближе к почве самый либеральный ее идеал". Сегодняшние национал-демократы движутся именно "дальше". Но это уже не просто "возвращение к истокам", а открытие нового исторического цикла. Русские после России - это аналог европейских наций, появившихся лишь после Римской империи...

-----

*- ШТЕПА Вадим Владимирович - главный редактор журнала "ИNАЧЕ", специально для "Дела".

Назад Назад Наверх Наверх

 

Первый звонок или "последний клапан"?
Дмитрий Травин ("Дело" от 22.09) полагает события "черной недели" (15.09-19.09) первым звонком.
Подробнее 

Разруха все же в головах!
"Империя в силах" - таков, на мой взгляд, главный вывод, который следует из полемической статьи Даниила Коцюбинского "Манифест неудачника", опубликованной в "Деле" от 21.04.08 г.
Подробнее 

Бунтари-одиночки или союз граждан?
"Манифест неудачника" напомнил историю, как на съезде партии знаменитый хирург Борис Петровский докладывал о достижениях и перспективах советской медицины, - в частности, о пересадке почек.
Подробнее 

Зачем нам считать себя нацией?
Начавшаяся на страницах "Дела" дискуссия примечательна уже тем, что ее участники обсуждают не вопрос о том, "как обустроить Россию", казавшийся актуальным еще 10-15 лет назад, а дилемму следующего шага: на каких идеях и ценностях должны развиваться российские регионы и прежде всего Петербург "после России"? То есть после эпохи очередного имперского оледенения, ставшего следствием "великого углеводородного чуда"...
Подробнее 

Не все регионализмы одинаково полезны
Во второй половине 1991 года мне довелось присутствовать на тусовке одной вновь создаваемой партии.
Подробнее 

Надо стать не русской, а петербургской нацией
Человеку, знакомому с политической жизнью лишь по газетным публикациям и телепередачам, должно казаться более чем странным, что либеральная газета "Дело" напечатала статью ультраправого публициста Вадима Штепы: "Чтобы стать русскими, надо преодолеть Россию" ("Дело" от 6.11.2007).
Подробнее 

Чтобы стать русскими, надо преодолеть Россию
Консервативно-патриотический дрейф российской власти заставил ее два года назад заменить давно уже рутинизировавшийся, но все-таки "неудобный" революционный праздник 7 ноября на "день национального единства" 4-го.
Подробнее 

Успех пастыря или успех палача?
Дискуссию о "лузерах" и виннерах", стихийно начавшуюся на страницах "Дела", о том, кого именно и за что именно следует считать успешным, а кого - проигравшим, продолжает известный петербургский правозащитник Леонид РОМАНКОВ.
Подробнее 

В тени двуглавого дракона
Почти полгода на страницах "Дела" идет дискуссия на тему дальнейшей судьбы народов и земель, входящих в данный момент в состав московской империи**.
Подробнее 

Колобок и Джонни-пончик // Наши сказки на мировом уровне
Алексей Шустов в статье "Психология россиян сопротивляется партийной системе" (Дело от 23 октября 2006 г.) назвал две основные причины, по которым, с его точки зрения, в России не смогла заработать и в ближайшие лет 50, видимо, не заработает западная модель демократии в виде двухпартийной системы.
Подробнее 

Куда налить вино свободы?
Дискуссия, начатая Даниилом Коцюбинским, выдвинувшим тезис о том, что Россия и демократия — суть вещи несовместные и что тем хуже для России ("Дело" за 14.08.06), как и следовало ожидать, оказалась бледной тенью дискуссий на ту же тему, происходивших в петербургских СМИ почти десять лет назад.
Подробнее 

Россия — нормальная страна // Аллергией на демократию страдает не народ, а власть
Давно мы уже слышим песни о том, что "русский мир" устроен на свой неповторимый лад и что европейские "нормы жизни" ему не подходят.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru