Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 1/10/2007

Секрет симбиоза "элиты" с "правящей группой" // Выборы как механизм контроля

Григорий ГОЛОСОВ*

Результаты парламентских выборов зависят от их участников, от поставленных ими целей и взятых на вооружение стратегий. В демократических странах участники - это партии и избиратели. В России, напротив, предпочтения избирателей не оказывают прямого воздействия на состав парламента, самостоятельность партий ограничена, а главными участниками выборов являются две пересекающиеся, но отнюдь не идентичные группы, которые никак не оформлены в сфере публичной политики.

Кто на самом деле выбирает?

Первую из них назовем "элитой", поскольку именно это слово является наиболее распространенным наименованием в СМИ. "Элита" включает в себя правящую бюрократию, подконтрольный ей бизнес (в той мере, в какой бюрократия и бизнес вообще поддаются различию), а также идеологический обслуживающий аппарат. В целом "элита" насчитывает у нас несколько миллионов человек. Она присутствует как в центре, так и в регионах и является, строго говоря, господствующим классом современной России.

Вторую группу - за неимением лучшего термина - назовем "правящей". Она включает в себя сравнительно узкий круг высших чиновников и крупных собственников, сложившийся вокруг Владимира Путина и связанный с ним отношениями личной лояльности. Сюда же относятся некоторые политические менеджеры высшего звена, далекие от Путина по личным траекториям, но получившие место в правящей группе за выдающиеся заслуги и в знак признания эффективности их деятельности (из более или менее публичных фигур к этой категории относится Владислав Сурков). Численность правящей группы невелика - не миллионы, а лишь сотни людей. Но именно они принимают основные стратегические решения.

Цели этих двух групп на современном этапе лучше всего высвечиваются в двух идеологических конструктах, играющих центральную роль в риторике режима: "стабильность" и "преемственность".

"Стабильность", если отвлечься от мотивов, убаюкивающих массовое сознание ("сегодня лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня"), - это просто-напросто сохранение российского господствующего класса в его нынешнем виде. "Преемственность", если опять-таки отвлечься от разговоров о преемственности курса Путина (никто ведь не возьмется сказать, в чем состоит данный курс), - это сохранение правящей группы на ее нынешнем месте.

Реализации целей, естественно, подчинена стратегия режима на думских выборах. Техническая задача состоит в том, чтобы обеспечить будущую "стабильную" и "преемственную" исполнительную власть комфортными условиями правления, то есть, как минимум, простым, а желательно - квалифицированным думским большинством. Более сложная задача связана с тем, что выборы должны стать эффективным средством легитимации режима, а будущая думская конфигурация - получить одобрение избирателей.

В чем на самом деле роль Путина?

Тут есть проблема. Одна из особенностей "элиты" состоит в том, что трудно найти в мире господствующий класс, к которому масса населения страны относилась бы с такой враждебностью, как в России. Да и сам этот класс относится к населению со странной смесью высокомерия (как к быдлу) и страха (как к готовой взбунтоваться черни). Но совсем иначе, как известно, строятся взаимоотношения между народом и Путиным, персонифицирующим правящую группу.

Здесь-то и кроется секрет симбиоза "элиты" с "правящей группой": Путин, попросту говоря, контролирует народ для "элиты", создавая при этом впечатление, что он контролирует "элиту" для народа. И это впечатление лишь частично является идеологической фикцией.
Правящая группа хорошо понимает, что "элита" терпит ее ровно постольку, поскольку "рейтинг" лидера достаточно высок. Эта группа относится к большей части господствующего класса с вполне обоснованным недоверием. А уж о каких-то симпатиях господствующего класса к правящей группе и вовсе говорить не приходится. Ведь если Путин и его соратники хотя бы понимают, что без сохранения нынешней "элиты" им не было бы места в России, если они сознают себя ее пусть лучшей, но все-таки частью, то для "элиты" они навсегда останутся питерскими выскочками, от которых надо бы избавиться и жить себе вольготно (но не выходит пока).

Зачем нужна "Единая Россия"?

Совершенно естественно, что в этой ситуации выборы оказываются не столько волеизъявлением избирателей, сколько двойным актом контроля: "элиты" над населением и правящей группы над "элитой". Очевидно, что такие выборы по определению не могут быть вполне свободными и справедливыми. У них просто другая задача. Отсюда - многочисленные антидемократические элементы российской избирательной практики: завышенный заградительный барьер, ограничения на создание новых партий, иррационально высокие размеры избирательных залогов и пр.

Но важно видеть, что превращение выборов в полную фикцию не соответствует как интересам правящей группы (ибо тогда она была бы не нужна "элите"), так и интересам самой "элиты" (ибо тогда она лишилась бы последних остатков легитимности в глазах населения). Поэтому при всей важности репрессивных элементов российской избирательной практики основные ее средства носят манипулятивный характер.
Центральную роль в репертуаре этих средств играет "партия власти" - "Единая Россия". Загнав в эту "партию" практически всю политически активную часть господствующего класса (как недавно выразился орловский губернатор Егор Строев, третьего-то пути у них нет: либо в ЕР, либо в места не столь отдаленные), правящая группа ставит ее под свой контроль. Успехи ЕР на выборах позволяют ей выполнять функцию контроля господствующего класса над населением. А свою техническую задачу ЕР выполнит, если получит большинство в Думе.

Именно такая задача, насколько я понимаю, перед ней сейчас и стоит. Усомниться в ее достижимости трудно. Ведь речь идет об уровне избирательской поддержки порядка 45%. Опросы общественного мнения говорят, что ЕР может получить и больше. При этом важно отметить, что ЕР, если все пойдет гладко, получит не просто большинство, а устойчивое большинство в Думе. Об этом позаботились, своевременно введя пропорциональную систему и запрет на переходы из одной фракции в другую.

Зачем нужна "Справедливая Россия"?

Возникает вопрос: зачем тогда нужна вторая "партия власти" - "Справедливая Россия"? Нужна она по трем причинам.
Во-первых, остается довольно значительная часть избирателей, которые, лояльно относясь к правящей группе, до такой степени неприязненно воспринимают "элиту", что никакими пропагандистскими уловками не заставишь их голосовать за ЕР. Только справедливо, уж простите за дурной каламбур, если их голоса правящей группой все же будут утилизованы.

Во-вторых, любые ситуационные сдвиги в ходе избирательной кампании могут негативно сказаться на шансах ЕР, поэтому нужен запасной механизм на случай таких сдвигов - резерв, так сказать.
В-третьих, правящая группа в качестве дополнительного средства контроля над "элитой" должна иметь возможность положиться на альтернативную партию, если ЕР по каким-то причинам начнет выходить из-под контроля. О важности последнего соображения свидетельствует тот факт, что на некоторых мартовских региональных выборах обкатывалась модель, при которой ЕР примерно с 35% голосов не получала большинства мест в собрании, что делало СР (примерно с 20%) необходимым элементом контроля.

К такой модели, как кажется, примеривались и на думских выборах, но в итоге отказались. Ныне СР отведена роль малой партии, возможно - части конституционного большинства правящей группы. Конечно, тут возникает риск, что СР вообще не пройдет в Думу, но, скорее всего, у правящей группы найдутся средства этого не допустить.

А как остальные?

Впрочем, авторитарные тенденции в России пока не достигли казахстанской зрелости, и двумя "партиями власти" будущий думский расклад не ограничится. К представительству придется допустить и одну-две партии, располагающие некоторой автономией по отношению как к "элите", так и к правящей группе. О них я сейчас писать не буду, хотя одна из таких партий - КПРФ - имеет все шансы обогнать СР на предстоящих выборах. Шансы на преодоление барьера имеет и ЛДПР, которая автономна исключительно в том смысле, что Жириновский в случае возникновения у истеблишмента каких бы то ни было трудностей с удовольствием покажет ему язык и присоединится к победителю, кем бы тот ни был.
Не стал бы я списывать со счетов и относительно автономные правые партии - СПС и "Яблоко". Парламент с маленькой демократической оппозицией был бы хорош для презентации режима за рубежом. Проблема в том, что для достижения конституционного большинства "партиям власти" надо прибрать к рукам как можно больше мест, и это для нее важнее. Но по большому счету, будучи рудиментами прежнего политического порядка, эти партии являются не столько частью системы контроля, сколько системным возмущением, которое нужно блокировать с помощью особых манипулятивных механизмов.

-----

*- Голосов Григорий Васильевич - доктор политических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, директор проекта "Межрегиональная электоральная сеть поддержки".

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru