Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Петербургские страсти 9/7/2007

Яков БРЮС // Секрет "живой" и "мертвой" воды

Евгений АНИСИМОВ

Имя Брюса в русской истории окружено легендами и тайнами. Современники его считали колдуном, чернокнижником. Да, Брюс был непонятен толпе, как и его знаменитый "Брюсов календарь", созданный в 1710 году, которым можно пользоваться и в наши дни, - нужно только понять его секрет...

Русский шотландец

Выходец из шотландского королевского рода, Яков Брюс родился в семье шотландского офицера, находившегося на русской службе, Виллима Брюса и всю жизнь прожил в России, так никогда и не побывав на родине предков, хотя и ездил вместе с Петром Великим в Лондон. Но Брюс нес в себе гений своего удивительного народа, давшего миру легион блестящих мыслителей, ученых, изобретателей и мастеров.

С самого начала своей службы у молодого царя артиллерист Брюс выделялся среди других сподвижников Петра умом, знаниями и степенностью. А царь любил таких людей. Нет, Брюс не стал царским фаворитом, однако Петр, всегда сам палимый жаждой знаний, пытливый и неуемный экспериментатор, мог часами беседовать с Брюсом о машинах или о загадках Вселенной, бездонность которой потрясала обоих.

Потрясая мощами

Это вместе с Брюсом русский самодержец однажды вскрыл гробницу святого Никиты в новгородском Софийском соборе, чтобы изучить физические причины многовековой сохранности мощей. Как писал Нартов, при этом Брюс объяснял Петру нетленность мощей, отнеся "сие к климату, к свойству земли, в которой прежде погребены были, к бальзамированию телес и к воздержанию жизни, и сухоядению или пощению".

Но Петр, неудовлетворенный объяснениями своего ученого друга, вытащил мощи из раки, "посадил, развел руки (мощей!), паки сложил их, положил и спросил: "Что скажешь теперь, Яков Данилович? Отчего сие происходит, что сгибы костей так движутся, яко бы у живого и не разрушаются и что вид лица аки бы недавно скончавшегося? Граф Брюс, увидя чудо сие, весьма дивился и в изумлении отвечал: "Не знаю сего, а ведаю то, что Бог всемогущ и премудр".

Может быть, Брюс действительно несколько растерялся и сразу не нашелся, что сказать Петру, который поучительно заметил, укладывая мощи обратно в раку: "Сему-то верю и я и вижу, что светские науки далеко еще отстают от таинственного познания величества творца, которого молю, да вразумит меня".

Представим себе эту невероятную ситуацию, когда, стоя у переворошенной священной раки с сидящим в ней мертвецом, самодержец Всероссийский и ученый лютеранин ведут философскую беседу о пределах познания мира. Эта сцена поражает своей кощунственностью, напоминает "разоблачение мощей" командой Е. Ярославского в 1920-1930-е гг., но одновременно отражает лишенную мистики и суеверия веру Петра, основание которой он ищет как раз в бессилии науки объяснить явления, источником которых может быть, по мнению царя, только Бог. За прошедшие триста лет выводы государя для многих остаются актуальны.

Бог русской артиллерии

Брюс был с царем одного поля ягода. Впрочем, много времени для ученых бесед у них не было. Примечательно письмо Брюса Петру в 1716 году: "Я в солнце пятна усмотрел, однакож опасался в таких многодельных временах вашему величеству так малым делом докучать..." Конечно, дел поважнее пятен на солнце был целый воз да маленькая тележка: нужно было срочно поставить в армию пять тысяч лопаток, две тысячи колес, перевести книги по инженерному делу, а главное - война непрерывно требовала от Брюса пушек, ядер, пушек, ядер. Ведь он был генерал-фельдцейхмейстером русской армии (т.е. маршалом артиллерии и инженерных войск) и одновременно заведовал артиллерийскими заводами. Артиллерия как символ технического прогресса в военном деле была самой главной и самой большой любовью и Брюса, и Петра. И оба занимались ею со страстью не меньшей, чем страсть к науке.

Дом Брюса в Петербурге стоял рядом с Литейным двором, где днем и ночью лили пушки. Это была вотчина Брюса, и он привык к шуму и грохоту литейной и кузницы, как привык к шуму и грохоту своих пушек на поле боя. Благодаря этим пушкам он стал героем Северной войны, и именно усилиями Брюса в России была создана одна из лучших в тогдашней Европе артиллерий. Ее создание началась, как все помнят, с колоколов, которые безбожник Брюс, назначенный воеводой в Великом Новгороде по указу Петра, бестрепетно обдирал с колоколен церквей и бесстрашно плавил из них пушки войны. Победы при Лесной и Полтаве были одержаны во многом благодаря действиям артиллерии, которой Брюс командовал, за что и получил высший орден Андрея Первозванного.
Как и другие сподвижники Петра I, он делал массу других дел: переводил книги, заседал в Сенате, служил дипломатом. Именно его подпись стоит первой под Ништадским мирным договором 1721 года, по которому Ингерманландия навечно отошла к России и Петербург перестал быть незаконным самостроем. Брюс получал награды, но был скромен и незаметен при дворе. Его не терзало безмерное честолюбие Меншикова, он явно держался в стороне от ожесточенной придворной борьбы за власть и привилегии.

Вообще о личной жизни Брюса мы знаем очень мало. Спокойный и уравновешенный, он - русский шотландец - вызывал у окружающих уважение и страх. Брюс не был склонен к откровенности и вел весьма замкнутую жизнь. Мы даже наверняка не можем сказать, была ли у него жена или нет. Кажется, что любимым занятием Брюса была наука, от которой его постоянно отрывали поручения царя.

Не гуляйте по ночам в Глинках

После смерти Петра I он попросился в отставку и до самой своей кончины жил в подмосковном имении Глинки, где предавался научным опытам и размышлениям вдали от бурь и страстей политики. Там у него был великолепный кабинет, состоявший из ценнейших физических и астрономических приборов, собрание редкостей, монет и медалей. Известно, что он сам точил и полировал стекла для телескопов и подзорных труб. После его смерти в 1735 г. их хватило на всю тогдашнюю Академию наук.
Великолепна была и сохранившаяся, к счастью, до наших дней библиотека Брюса. Это не просто коллекция манускриптов по астрономии, математике, физике, а рабочее собрание книг, которые до сих пор хранят на своих страницах пометы их владельца - отчеркивания ногтем, карандашные пометки (для знатока нет большего счастья, писал Пушкин, чем следить за мыслью великого человека).

Брюса подозревали в сговоре с дьяволом, считали его чернокнижником, масоном. Наговаривали на него немало, но многое в его жизни действительно кажется странным. Главным зданием в имении Глинки является обсерватория, которую по фронтону до сих пор украшают (а может, охраняют?) 57 странных, неповторяющихся каменных масок, которые своими жуткими ужимками, особенно вечером или лунной ночью, до сих пор нагоняют ужас на случайных визитеров усадьбы Брюса. В Глинках был парк, аллеи и группы деревьев которого читались сверху как знаки зодиака, и в нем, согласно легенде, по ночам гулял, поскрипывая сочленениями, железный дракон Брюса, живший в подземелье. А в конце XX века это подземелье и тайные ходы, связывавшие все строения усадьбы, вдруг случайно нашли.
Были там и очень странные пруды. Согласно легенде, Брюс летом, к удивлению гостей, сначала устраивал на них катание на лодках, а вечером раздавал гостям коньки - один из прудов превращался в каток. Теперь эти фокусы объясняют умелым сохранением льда на дне одного из прудов, вода из которого к вечеру спускалась в другой, обнажая ледяное "дно". Но все-таки...

В начале XIX века имение Брюса купили у его потомков купцы Усачевы, устроившие в Глинках фабрику. Потом они продали ее Алексеевым, те - Колосовым и т.д. - всего владельцами имения были пять купеческих родов. И все они, как один, разорились от странных пожаров и неурядиц, все хозяева избегали жить в Глинках потому, что знали: призрак Брюса не даст никому покоя. Он плачет и стонет, кого-то разыскивая.
Люди были уверены, что вершиной научного творчества Брюса стало изобретение элексира жизни, "мертвой" и "живой воды". Якобы для эксперимента он убил своего лакея-старика, разрубил его тело на части, полил "мертвой" водой - тело срослось, потом Брюс окропил его водой "живой" и... старик вскочил молодым. И тогда Брюс приказал слуге проделать то же самое и с ним самим.

Лакей первые две части операции исполнил, а третью делать передумал: может, склянку с "живой водой" разбил или решил ее пропить. Пришлось Брюса хоронить. Вот теперь призрак Брюса и разыскивает неверного Ваньку.
Уверенно могу утверждать только об одном - эксперименты над человеком тогда действительно проводились. Известно, что сам государь отправлял приговоренных к смерти преступников (кто поздоровее, конечно) для опытов своего ученого доктора Бидлоо. Впрочем, может, и с элексиром когда-нибудь прояснится - помните публикации об особенности "живой воды" со дна озера в Гималаях? А уж о еще одной легенде, гласящей, что Брюс куда-то улетел на изобретенном им летательном аппарате, даже и рассуждать не буду - под крылом самолета... и дальше по тексту.

Все-таки думаю, что русский шотландец Брюс был, скорее всего, человеком, неверующим ни во что и не верящим никому. За долгую свою жизнь он познал цену преходящей земной славе, суете, и у него на сей счет не было никаких иллюзий. Недаром на его гербе стоял краткий и совсем не оптимистичный девиз: "FUIMUS" - "Мы были".

Назад Назад Наверх Наверх

 

Монах Авель
11 марта 1901 г.
Подробнее 

Платон ЗУБОВ // Последний фаворит
Неожиданная смерть Григория Потемкина осенью 1791 года стала важной вехой в истории царствования Екатерины II.
Подробнее 

Мария Федоровна // Дочь Фреденсборга
Фотография, сделанная кем-то, донесла до нас ее облик в тот момент, когда она 11 апреля 1918 г.
Подробнее 

Федор КАРЖАВИН // Преисполненный русским неунывающим духом
Он был истинным сыном своего XVIII века, века Просвещения.
Подробнее 

Авдотья Истомина // "Такая ножка! Такой талант!"
Ее сотворил не столько со своей женой Анисьей спившийся полицейский пристав Илья Истомин, сколько знаменитый балетмейстер Шарль Дидло по прозвищу "Крепостник", стоявший у истоков русского балета.
Подробнее 

Екатерина Нелидова // Преданное сердце одной малявки
Она была в первом, самом знаменитом, выпуске Смольного института, который был любимым детищем Екатерины II и ее сподвижника Ивана Бецкого.
Подробнее 

Александра Федоровна // Императрица не для толпы
"Жаль, что занятия отнимают столько времени, которое хотелось бы проводить исключительно с ней!" Так писал в своем дневнике занятый делами император Николай II.
Подробнее 

Митрополит Арсений МАЦЕЕВИЧ // Инквизитор и мученик
Он всегда слыл жестким, непреклонным и суровым инквизитором.
Подробнее 

Аполлинария СУСЛОВА // Жрица русской любви
Аполлинария производила неизгладимое впечатление: стройная девушка "с большими серо-голубыми глазами, с правильными чертами умного лица, с гордо закинутой головой, обрамленной великолепными косами.
Подробнее 

Григорий ОРЛОВ // Долгое прощание с "кипучим лентяем"
В начале 70-х годов ХVIII века в личной жизни Екатерины II наступил серьезный кризис.
Подробнее 

Князь Михаил Голицын // "Прямой сын Отечества"
Екатерина Великая поучала потомков: "Изучайте людей...
Подробнее 

Глафира Алымова // Судьба смолянки
Александр Бенуа писал об этой знаменитой картине Дмитрия Левицкого: "Вот это истинный восемнадцатый век во всем его жеманстве и кокетливой простоте и положительно этот портрет производит сильное неизгладимое впечатление как прогулка по Трианону или Павловску".
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru