Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 26/2/2007

Шестидесятники // Григорий ПОМЕРАНЦ // Открытость бездне

Игумен Вениамин (Новик)

Григорий Соломонович Померанц - известный философ, эссеист, культуролог, критик, мемуарист - родился в Вильно в 1918 г., в семье, говорившей на трех языках: еврейском, польском, русском. Окончил московский Институт истории, философии и литературы. Участник войны, дважды ранен, имеет награды. А в 1946 г. был исключен из ВКП(б) за "антипартийные заявления". В 1949 г. арестован и осужден за "антисоветскую агитацию", освобожден по амнистии в 1953 г.

Работал учителем в сельской школе, затем - библиографом по странам Азии и Африки. Восточную культуру изучил самостоятельно. С 1976 г. по 1988 г. имя Померанца было запрещено упоминать в советской прессе. В 1984 г. предупрежден об ответственности по ст. 190 УК (за "клевету на советскую действительность"). Публиковался за рубежом без псевдонима. С 1990 г. печатается в России. Многие его произведения переведены на европейские языки.

Молчать не надо

В 20 лет его взволновала тема бездны в стихах Тютчева. Вместе с Паскалем он пережил страх перед бесконечным, а вместе с Толстым - "арзамасский ужас". Отсюда началось его духовное развитие, его путь и неиссякаемая любовь к русской литературе. В бездну можно провалиться, но над бездной можно и полететь. Тема открытости бездне связана у Померанца прежде всего с Достоевским, которому он посвятил книгу с таким названием.

Всегда находились люди, глубоко ему симпатизирующие, но он никогда ни в какие компании не вписывался, поэтому так и не имеет ученых степеней. Померанц даже не был допущен в аспирантуру из-за "антимарксистского" доклада о Достоевском.
Задумываясь о классической проблеме личности в истории (что мы можем?), он пришел к мысли, что никакое слово втуне не пропадает, поэтому молчать не нужно. В 1965 г. в Институте Философии АН он сделал доклад "О роли нравственного облика личности в жизни исторического коллектива". По сути, это была речь против реабилитации Сталина со многими историческими параллелями. Это оказалось возможным благодаря тогдашнему парторгу института Юрию Леваде, который пригласил Померанца поучаствовать в конференции. Вскоре Леваду вызвал "на ковер" глава КГБ Владимир Семичастный.

После снятия Хрущева началась тихая ресталинизация. Александр Твардовский, тогда еще член ЦК, вроде бы согласился принять текст Померанца в портфель "Нового мира", но публикация так и не состоялась. Позже доклад появился в самиздате и стал одним из знаковых событий инакомыслия 60-х.

Правда диалога

По своей типологии мировоззрение Померанца относится к религиозной философии всеединства. Религия для него не "частное дело", а цельное знание, универсальный методологический принцип. Частности изучают науки. Рациональность (отвлеченные начала) может описывать лишь отдельные аспекты, но не жизнь в целом, которая остается невыразимой на концептуальном уровне.
Отсюда его любовь к Востоку, к дзэн-буддизму. Выразить целое может лишь мифо-поэтический образ. Отсюда же интерес Померанца к поэзии и религии. Именно поэтому он пишет в неакадемическом жанре эссе, хорошо понимая пределы определимости. Померанц повторяет слова Людвига Витгенштейна: "Мистики правы, но их правота не может быть высказана, так как она противоречит правилам грамматики".

Религия - это связь человека с вечностью, а вечность не гремит, в нее надо вслушиваться. Вечность, глубина - это больше, чем поэтические метафоры, это - высшая реальность. Он не доверяет четким застывшим догматическим определениям.
Излюбленной для Померанца является метафора глубины. Он цитирует митрополита Антония (Блюма): "Каждый грех есть прежде всего потеря контакта с собственной глубиной".

Для Померанца характерно принципиальное неприятие всех видов редукционизма, одномерных теорий: марксизма, фрейдизма, дарвинизма и прочих идеологий. "Я не верю в правду одного принципа, я верю в правду диалога. Но стиль полемики важнее самого предмета полемики, важнее победы в споре". Судьба правды быть разделенной.
Объективность, по Померанцу, вовсе не синоним истины. Религия - это ориентация к живой вечности. Другое дело, что на социокультурном уровне религии исторически очень искажены. Но в своей глубине они сходятся и говорят об одном: о добре, мире, любви и милосердии. Чтобы пережить и понять это, нужны духовные усилия. Но другого пути нет.

Что есть истина?

Согласно Померанцу, нет готового пути, который гарантированно ведет к Истине. Но есть пути, которые проходят близко от нее. Чтобы войти в истину, надо свернуть с дороги, самому проложить путь вдоль следа Божия.

Существует зло, которое есть инерция добра. Всё, что становится инерцией, становится злом. Бог - это вечная динамика, это открытость и риск. Инерции опасны для религии. Именно инерция заставила людей думать о будущей жизни вместо того, чтобы воскреснуть в этой. Инерция увела людей от Царствия Божия внутри нас к поискам теплого места за гробом.
"Воскресение - это не только мое воскресение. Я хочу, чтобы во мне воскресли те, кого я любил. Мы должны помочь иконе (нашему эйдосу) воскреснуть в нас".

"Человек живет в нигде и только в никогда (т.е. без идолов) он находит свое завершение, свою вечность. Ныне из запутанности рождается свобода, из свободы - любовь, из любви - новая запутанность. И только немногие проходят через царство Люцифера легкими неслышными шагами, не путаясь в его соблазнах. Как жил Лаоцзы, как шел по водам Христос".
Померанц полагает, что нет жесткого закона, управляющего историей. Есть множество законов, противостоящих друг другу, есть некая равнодействующая. Пророки - люди, избранные Провидением, - порой угадывают какую-то неожиданную, скрытую возможность и осуществляют ее, часто погибая при этом.

В то же время он заметил большое сходство между проблемами модернизации стран Азии, Африки и России. Россия также относится к группе "стыковочных", "перекресточных", смешанных культур. Здесь было влияние Византии, Скифии, Великой степи и Запада. Создать из всего этого устойчивую форму было непросто. В России чередуются периоды "смуты", дикой степной воли, деспотизма. Развитие русской цивилизации шло через усиление рабства, а не свободы. России предстоит сделать большие духовные усилия по преодолению хаоса и эклектики в себе.
Из западных социологов ему наиболее близок Роберт Белла (р. в 1927 г., Bellah), у которого он позже обнаружил ту же мысль на примере модернизации Германии. Белла указал на две основные тенденции в ходе модернизации - романтический национализм и радикальный социализм. В другой формулировке: почвеннический интуитивизм и западный (просвещенческий) рационализм. Отдавая должное тому и другому, Померанц замечает, что первый более хорош для искусства, "для души", второй - для созидания политического социума.

Особое внимание Померанц уделяет теории этносов Льва Гумилева и теории культур Клода Леви-Стросса. Двух мыслителей объединяет важная черта: отказ от принципа духовной иерархии культур. В этом смысле, они - предтечи мультикультурализма, избегающего оценочности. Культура Древней Греции и, к примеру, тюремная субкультура изучаются мультикультурализмом как равно имеющие право на существование. В этом смысле можно предположить, что Померанц ближе к гегелевской философии, где вся мировая культура рассматривается как последовательная манифестация Абсолютного Духа.
С Александром Солженицыным у Померанца больше общего: последовательный антикоммунизм и сочувственное внимание к почвенничеству. Но все же их разделяют сами типы их духовных структур. Померанц не приемлет того, что он называет "страстной односторонностью". Померанц сказал так кратко о своем великом современнике: "Он слишком хорошо знает, как надо".

Где начинается дьявол

Условием ощущения невыразимой целостности является тишина созерцания. Эта мысль роднит мировоззрение Померанца с восточной религиозной культурой. Сегодня, в технологизированную эпоху, ориентированную на получение быстрого эффекта и измеримого результата, мысль о духовной силе созерцательности и самоуглубления сознания может показаться странной. Отсюда - недостаточная популярность работ Померанца.

Суть истины созерцательности он поясняет на простом примере: будучи на природе, нужно ей внимать, а не глушить ее - например, крикливой музыкой. Сегодня, по Померанцу, нужны не деконструкции и не реконструкции. Нужно вслушивание в тайну Бытия, благоговение перед непостижимым, способность везде разглядеть "след Божий". "Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое и правое дело. Спасти может не страстная односторонность, а ощущение целого и "бесстрастие духа"".
Это не означает, что Померанц - полный квиетист. "Я сознаю, что всякое практическое действие не безупречно, но бездействие порой бывает еще хуже". Померанц следует восточному принципу минимально необходимого действия.

В целом для Померанца жизнь - это путь мудреца с учетом всей многомерности жизни. Этот путь к Богу через глубину в себе. Это путь к людям, к добру. Жизнь сложна. Все изучить невозможно, поэтому важно не потерять и развивать в себе чувство истины. Однажды он сказал: "Я хочу, чтобы у меня была тонкая кожа".
Таков Померанц - живой мудрец среди нас. В следующем году ему исполняется 90 лет. Долгих лет жизни Вам, Григорий Соломонович!

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru