Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Петербургские страсти 21/8/2006

Анна ТЮТЧЕВА // Русская болезнь

Евгений АНИСИМОВ

"У меня не было ни одного из тех органов, которые необходимы для того, чтобы там наслаждаться и иметь успех, или приносить пользу", - так писала в 1880 г. Анна Тютчева о годах, проведенных при императорском дворе.

Но поначалу все выглядело иначе: указ 1853 г. о зачислении 24-летней Тютчевой во фрейлины супруги наследника престола Александра Николаевича (будущего Александра II), Марии Александровны, был с восторгом встречен в семействе Ф.И. Тютчева. Знаменитый поэт и дипломат был беден, и его очень беспокоила судьба трех дочерей. Федор Иванович пытался пристроить ко двору одну из младших девочек - симпатичную Дарью, но цесаревна неожиданно выбрала немолодую (по тем временам) и некрасивую Анну. Сделано это было не без умысла - молодые и красивые фрейлины нередко оказывались в центре придворных скандалов, излишне волнуя кровь мужчин Романовых. Так перед Анной открылись новые горизонты...

По существу, с указа царя начался третий этап в жизни девушки. По происхождению Анна была наполовину немкой: родилась в 1829 г. в Мюнхене в семье Тютчева, члена русской дипломатической миссии при баварском дворе, и графини Ботмер. До 18 лет Анна жила в Мюнхене, училась в католическом Королевском институте и смутно представляла себе далекую Россию.

Но в 1847 г. баварский период ее жизни резко сменился орловским: отец покинул службу, вернулся на родину и поселился в своем имении в Орловской губернии. И тут у выпускницы женского католического заведения, почти не говорившей по-русски, открылась "русская болезнь" - та необъяснимая и сильная любовь к России (стране совсем неласковой и неблагоустроенной), которая настигает многих иностранцев, впервые попавших в нее.

Для Анны подлинным открытием стали необозримые степные и лесные пейзажи ее второй родины, звуки русской речи, песни, которые повсюду слышались в деревне и в городе. Русская половина крови Тютчевой закипела, и она проснулась русской патриоткой. А отсюда два шага до славянофильства - увлечения, страсти, идеологии Тютчевой до гробовой доски.

Женская дружба

Но эта страсть зрела постепенно. А пока началась придворная служба Тютчевой. Цесаревна Мария Александровна (урожденная принцесса Дармштадтская) - женщина тонкая, умная и добрая - нашла в своей фрейлине родственную душу. Совместные прогулки, чтение вслух, а главное, беседы на религиозные темы очень сблизили этих женщин. Оказалось, что обе были очарованы православием.
Правда, сначала, как писала Тютчева, "не понимая по-русски, я не могла следить за нашей службой, которая казалась мне длинной и утомительной". Но потом она прочитала написанное по-французски сочинение славянофила Хомякова о православии, и у нее открылись глаза - в душу к ней как будто вошел мистический дух русского православия. Это было не истерическое увлечение неофитки, а глубокая искренняя вера.

Вообще, Тютчева была необыкновенной женщиной. Каждый, кто читал ее переведенные с французского языка записки "При дворе двух императоров", с этим согласится. Волевая, решительная, прямая, честная, с твердыми принципами в жизни (при дворе ее за неуступчивость называли "Ершом"), она была великолепно образованна, обладала цепким аналитическим умом, хотя и склонным к догматизму. Вместе с тем, Анна Федоровна жила насыщенной эмоциональной жизнью, тонко чувствовала искусство, поэзию. Словом, она резко выделялась из прочих вполне заурядных обитательниц Фрейлинского коридора Зимнего дворца.
Влияние Тютчевой в придворной среде резко возросло со вступлением на престол в 1855 г. императора Александра II и императрицы Марии Александровны, чьим доверенным человеком и любимицей считалась Тютчева. "В свете, - писала Тютчева, - ко мне относятся как к важному лицу, мужчины ищут моего общества, желают знать мое мнение и приписывают мне значение большее, чем я имею в действительности".

Она явно была в фаворе и с 1858 г. стала гувернанткой царской дочери Марии Александровны, а потом и младших сыновей императора - Сергея и Павла Александровичей. Тютчева оказалась замечательным педагогом - царские дети к ней очень привязались.

Служилый человек женского пола

Но к началу 1860-х гг. оказалось, что благополучие Тютчевой при дворе зыбко. В отношениях Анны Федоровны и императрицы назревал кризис, имевший отчасти личные, а отчасти политические причины. Тютчевой становилось все труднее и труднее жить при дворе. "Свет и светский образ жизни, - писала она позже, - возбуждал чувство пустоты. Среди блестящей толпы, наряженной и оживленной, среди улыбок и банальных фраз, среди кружев и цветов мною овладела какая-то тоска, чувство пустоты и одиночества". Кстати, это чувство испытывали многие умные люди (и государи в том числе), обреченные, в силу своего положения, непрерывно вращаться в круговороте придворных празднеств и церемоний.
Как женщина с высочайшим чувством достоинства и гордости, Тютчева одновременно страдала от двойственности своего положения друга и одновременно высокопоставленной прислуги своей повелительницы: "С охотой и достоинством невозможно одновременно играть роль друга и холопа, чтобы легко и весело переходить из гостиной в лакейскую, всегда быть готовым выслушивать самые интимные поверенности владыки и нести за ним его пальто и галоши". Впрочем, благодаря необыкновенной доброте и такту Марии Александровны эти особенности придворной жизни как-то смягчались, делались не столь заметными - ведь государыня искренне любила Анну Федоровну.

Славянофил в юбке

Но были и более серьезные разногласия, которые, в конечном счете, привели к болезненному для обеих женщин разрыву. Проще говоря, в эти отношения вмешалась политика. К началу 1860-х гг. Тютчева все глубже и глубже погружалась в раскаленную атмосферу политических дебатов, характерную для того времени. Поражение России в Крымской войне 1853-1856 гг., позорный Парижский мир, начало Великих реформ, отчетливо ориентированных на западноевропейскую модель, - всё это чрезвычайно волновало и беспокоило Тютчеву. Несмотря на довольно критическое отношение к отцу, она во многом придерживалась его взглядов на геополитические цели, которые должна ставить перед собой Россия.

Анна Федоровна, как и ее отец, считала Парижский мир 1856 г. естественным результатом порочной политики Николая I: "Мы дорого расплачиваемся за наше стремление играть роль полиции в Европе, и нас ненавидят, как вообще всегда ненавидят полицию".
Но ей не нравилась и политика нового самодержца Александра II с его неприкрытым западничеством, попытками установить союзные отношения с великими державами. Ведь у России иной удел: она должна объединить славян - братьев по вере и крови. А отсюда вывод: "Крест на Святую Софию!"

Еще во времена Николая I Ф.И. Тютчев написал стихотворение с такими строками:

И своды древние Софии

Вновь осенит Христов алтарь.

Пади пред ним, о царь России,

И встань, как всеславянский царь!

На полях стихотворения император Николай строго написал: "Подобных фраз не допускать!" И Тютчев, сам же служивший тогда цензором, подчинился.

Зато при либеральном Александре II славянофилы уже не боялись высказывать свои мысли. Этих идей придерживалась и Тютчева, которая поначалу вообще считала, что в царе воплощается русская национальная идея. Она все чаще и откровеннее внушала свои взгляды императрице, хотя и видела, что ее суждения раздражают государыню, погруженную в семейные проблемы. Но Тютчева непреклонно стояла на своем, полагая, что "обязанность тех, кто приближен к государям, - быть выразителем общественного мнения, чтобы правда могла дойти до них", а молчание - свидетельство недостатка лояльности к государю. Словом, наступил момент, когда Тютчевой пришла пора покинуть двор.

Счастливое сочетание любви и идейности

Она нашла выход, который отвечал ее давним устремлениям: в 1865 г. 36-летняя Анна Федоровна вышла замуж за известного славянофила Ивана Сергеевича Аксакова, с которым уже давно вела высокоидейную, а потом и любовную переписку, и уехала в Москву - тогдашнюю столицу славянофильства.
Этот поворот в жизни Тютчевой оказался самым решительным. Нельзя сказать, что она порвала с двором - царские дети ее любили и не забывали. Да и она писала им пространные письма, стремясь повлиять на юные умы в славянофильском духе. Но все-таки жизнь уводила Анну Федоровну от двора.

Она с головой погрузилась в атмосферу московских дискуссий о будущем России, стала идейной сподвижницей мужа, в то время популярного лидера славянофилов, издателя газеты "День". Да и сама Тютчева как полемист не уступала своему супругу, за что получила прозвище "неумолимой громовержицы".
В 1878 г. супруги даже пострадали: за резкое выступление И.С. Аксакова в Славянском комитете по поводу "предательского" (по отношению к балканским славянам) Берлинского конгресса, которым закончилась русско-турецкая война 1877-1878 гг., власти сослали Аксаковых в ссылку. Правда, недалеко (в подмосковное имение) и ненадолго - при дворе еще помнили "Ерша". Тем не менее, отношения с императрицей расстроились окончательно, исчезла даже память о прежней, такой теплой и искренней дружбе...

В начале 1886 г. скончался Иван Сергеевич. Потеря его оказалась для Тютчевой невосполнимой. Она занялась тем, чему обычно посвящают себя верные вдовы-сподвижницы: приводила в порядок архив супруга и публиковала его сочинения и переписку, а в августе 1889 г. Анна Федоровна умерла...

Назад Назад Наверх Наверх

 

Монах Авель
11 марта 1901 г.
Подробнее 

Платон ЗУБОВ // Последний фаворит
Неожиданная смерть Григория Потемкина осенью 1791 года стала важной вехой в истории царствования Екатерины II.
Подробнее 

Мария Федоровна // Дочь Фреденсборга
Фотография, сделанная кем-то, донесла до нас ее облик в тот момент, когда она 11 апреля 1918 г.
Подробнее 

Федор КАРЖАВИН // Преисполненный русским неунывающим духом
Он был истинным сыном своего XVIII века, века Просвещения.
Подробнее 

Авдотья Истомина // "Такая ножка! Такой талант!"
Ее сотворил не столько со своей женой Анисьей спившийся полицейский пристав Илья Истомин, сколько знаменитый балетмейстер Шарль Дидло по прозвищу "Крепостник", стоявший у истоков русского балета.
Подробнее 

Екатерина Нелидова // Преданное сердце одной малявки
Она была в первом, самом знаменитом, выпуске Смольного института, который был любимым детищем Екатерины II и ее сподвижника Ивана Бецкого.
Подробнее 

Александра Федоровна // Императрица не для толпы
"Жаль, что занятия отнимают столько времени, которое хотелось бы проводить исключительно с ней!" Так писал в своем дневнике занятый делами император Николай II.
Подробнее 

Митрополит Арсений МАЦЕЕВИЧ // Инквизитор и мученик
Он всегда слыл жестким, непреклонным и суровым инквизитором.
Подробнее 

Аполлинария СУСЛОВА // Жрица русской любви
Аполлинария производила неизгладимое впечатление: стройная девушка "с большими серо-голубыми глазами, с правильными чертами умного лица, с гордо закинутой головой, обрамленной великолепными косами.
Подробнее 

Григорий ОРЛОВ // Долгое прощание с "кипучим лентяем"
В начале 70-х годов ХVIII века в личной жизни Екатерины II наступил серьезный кризис.
Подробнее 

Князь Михаил Голицын // "Прямой сын Отечества"
Екатерина Великая поучала потомков: "Изучайте людей...
Подробнее 

Глафира Алымова // Судьба смолянки
Александр Бенуа писал об этой знаменитой картине Дмитрия Левицкого: "Вот это истинный восемнадцатый век во всем его жеманстве и кокетливой простоте и положительно этот портрет производит сильное неизгладимое впечатление как прогулка по Трианону или Павловску".
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru