Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 30/1/2006

Зеев Ханин // Есть надежда, что часть лидеров ХАМАСа не захочет переселяться из офиса в могилу

Ренат ЯФИЗОВ

РИС. Александра ЗАКИРОВА

По сути, предсказанная победа движения ХАМАС на выборах в парламент Палестинской автономии, тем не менее, застала мировое сообщество врасплох. Единого мнения о том, как надо реагировать, нет.

Как видит ситуацию израильское общество и что можно ждать от исламских радикалов, завоевавших большинство мест в палестинском парламенте? Об этом рассказывает преподаватель кафедры политологии Университета Бар-Илан (Тель-Авив) доктор Зеев ХАНИН.

— Чем вызвана столь жесткая и однозначная позиция Израиля и США в связи с победой ХАМАСа на выборах и как Израиль будет строить свои отношения с Палестинской автономией в новых условиях?

— ХАМАС внесен в список террористических организаций. Хотя и в Европе, и в России, и в США, и даже у нас, в Израиле, предпринимаются попытки объявить это движение не террористическим, а партизанским, то есть национально-освободительным. Но существует четкое определение, что такое партизанское движение и что такое террористическое. Партизанское движение наносит удары по боевым частям, и его целью является снижение боевого потенциала противника. Террористическое движение ставит своей целью нанести удар (и как можно более жесткий) по гражданскому населению. С точки зрения партизанского движения, если есть жертвы удара среди гражданского населения, то это неудача. А с точки зрения террористического, это и есть успех.

Если мы посмотрим первые отзывы о победе ХАМАСа в целом ряде палестинских городов, то увидим, что часть арабов вдохновились и говорят, что, наконец-то, удары по “сионистам” станут настолько более жесткими, что в дискотеках, в автобусах, в торговых центрах будут настоящие жертвы и настоящий эффект. Так что речь идет, конечно, о победе террористической организации, и разговоры с ней, естественно, не могут вестись не только без потери лица, но и без попрания всех принципов, на которых функционирует государство. Другое дело, что будет с ХАМАСом после того, как он победил на выборах и получил возможность формировать правительство. Если это будет правительство ХАМАСа, то с ним никто разговаривать не станет вообще. Правительство организации, в Хартии которой записано уничтожение Израиля, которая считает и Тель-Авив, и Хайфу “незаконными еврейскими поселениями”, — какие с ним могут быть переговоры? Рядом с нами возникает бандитское гнездо, с которым и разговор должен быть соответствующий. Если же речь идет о том, что ХАМАС собирается нормализоваться, то есть превратиться в политическую партию, которая отказывается от террористических методов достижения целей и переходит к политическим методам, тогда и правительство Израиля, и правительство США будут готовы взвесить возможность вести с ХАМАСом переговоры в формате “Осло”. То есть это будет соглашение, аналогичное тому, что было подписано с Организацией Освобождения Палестины, где ООП четко и конкретно декларировала, что отказывается от военных методов достижения политических целей.

В этом варианте возможны две тенденции: либо ХАМАС сам формирует правительство, либо берет в коалицию ФАТХ. Первый вариант у нас рассматривают как маловероятный, так как тогда ФАТХ уступит ХАМАСу Газу, но не отдаст Западный берег Иордана. И мы будем иметь дело с двумя палестинскими государствами. Поэтому большая часть экспертов считает, что, скорее всего, речь пойдет о формировании некоего “правительства палестинского единства” с участием ФАТХа и ХАМАСа.

— И как будет развиваться ситуация в этом случае?

— Тут также возможны разные варианты. Первый — когда ФАТХ входит в правительство на условиях ХАМАСа. То есть не декларируя это, но де-факто выходят из соглашения “Осло” и переходят к методам ХАМАСа. Шансы на это немаленькие. Ведь вся пропаганда, которая привела ХАМАС к победе на выборах, строится, с одной стороны, на фактах коррупции в Палестинской автономии, а с другой — на том аргументе, что долгие годы переговорного процесса не привели к успеху, а вооруженная борьба заставила-таки “сионистов” ликвидировать поселения в Газе и уйти оттуда. На этом и строилась пропаганда: мы убили тысячу евреев — и они ушли из Газы; мы убьем три тысячи — и тогда они уйдут из Иерусалима. Если ФАТХ входит в правительство на основе таких понятий, никакого рода позитивной динамики быть не может. Возможно, на каких-то этапах будут ограниченные переговоры через третьи страны.

Однако есть и другие варианты, вероятность которых связана с тем, что в руководстве ХАМАСа существуют две группы. Одна считает, что невозможны никакие переговоры: только вооруженная борьба до последнего палестинца! Если подобная концепция возобладает, то, возможно, палестинские территории будут “запечатаны” — и достаточно крепко. Учитывая же, что никакого хозяйственного значения они не имеют (все доходы, товары и рабочие места находятся в Израиле), довольно скоро мы получим на территории ПА войну всех против всех. Второй вариант связан с тем, что есть другая группа, которая готова договариваться с Израилем и продолжать получать его помощь, потому что мусор в Кафе нужно убирать, рабочие места в Хевроне нужно создавать, нищих в Рамалле нужно кормить и так далее. Так начинается некоторая реальная политика. И тогда Тель-Авив и Вашингтон смогут построить какую-то форму отношений с ПА, и процесс будет продолжаться в том же формате, что и раньше.
Третий вариант. Формально создается правительство, которое признает и соблюдает ословские соглашения, а реально продолжает политику Арафата. Одной рукой подписывает договоры, заявляя, что готово решать проблемы мирными средствами, а другой поощряет террористическую деятельность: проводя ее либо через свои военизированные крылья, либо под вывеской других организаций.

— Как будет реагировать Израиль в каждом из этих случаев?

— Если ХАМАС (один или с ФАТХом) выходит из соглашений “Осло” — никаких переговоров! Тогда вопрос о Палестинском государстве можно будет закрыть. Естественно, речь не о том, что Израиль опять оккупирует Газу и Западный берег, — израильское общество к этому не готово. Возможно, будет реализован сценарий международного контроля. Возможно, Иордании и Египту удастся сделать такое предложение, от которого они не смогут отказаться, чтобы, по согласованию с Израилем, взять эти территории под свой контроль. Но палестинской государственности в ближайшей перспективе данный сценарий не предусматривает. Если ХАМАС превращается в политическое движение, то продолжается реализация прежней программы: долгие тяжелые переговоры, соглашения, уступки с обеих сторон — непростой процесс с неопределенным, но все же позитивным результатом. Если же реализуется третий сценарий с продолжением политики Арафата, то нас ждет очередной виток затяжного конфликта. И, в конечном счете, события могут развернуться самым неожиданным образом, предсказать который не берется у нас никто…
Сегодня в ХАМАСе никто не говорит о полном отказе от вооруженной борьбы. Сейчас в лице ПА мы имеем радикальное государство, которое ставит своей целью уничтожение Израиля, но в руководстве которого есть две вышеописанные группировки. Надежда на то, что в итоге возобладают сторонники реальной политики, связаны еще и с тем, что на территории ПА сейчас нет VIPов, с точки зрения служб безопасности Израиля. Те, кто посылает террористов взрывать дискотеки и автобусы, не имеют никакой гарантии безопасности. Есть поэтому надежда на то, что какая-то часть лидеров ХАМАСа не захочет переселяться из министерского офиса в могилу…

— С чем связаны надежды на то, что Египет и Иордания станут помогать Израилю “укрощать” радикально настроенных палестинцев?

— По мнению израильских экспертов, соседние арабские государства (те, что не проводят экстремистскую политику) были напуганы победой ХАМАСа едва ли не больше, чем Израиль. Мне кажется, что Египет и Иорданию это развитие событий застало врасплох. Они вслух могут порадоваться победе ХАМАСа, но на практическом уровне будут, думаю, сотрудничать с Израилем, чтобы как-то нормализовать обстановку. Ведь Египту понятно: следующий кандидат на победу исламской революции — это он.

— А какова реакция более радикальных соседей?

— Сирия и Иран сейчас празднуют: там это национальный праздник, сравнимый с Днем Независимости. И они приложат все усилия, чтобы радикализовать палестинский режим, сделают все, чтобы ХАМАС оставался на прежних позициях уничтожения Израиля. Если задаться вопросом, есть ли в Иране или Сирии круги, способные объективно оценить процессы в Палестине и надавить на ХАМАС, вынуждая его к умеренной политике, то ответ очевиден: нет!

— Как Вы оцениваете роль России на Ближнем Востоке?

— Россия наверняка постарается надавить на палестинцев через Иран. Но мы прекрасно понимаем, что участие России в четверке “ко-спонсоров” палестинского урегулирования было такой же фикцией, как и сам палестинский мирный процесс. Что из этой попытки выйдет? Думаю, не больше, чем выходило до сих пор…

— Насколько далеко и решительно, по-вашему, могут пойти США и Европа?

— Беда американцев в том, что они постоянно наступают на одни и те же “грабли” — идею демократизации ближневосточных и арабских режимов. На Востоке понятия “диктатура” и “демократия” функционируют иначе. На практике речь идет не о диктатуре и демократии, а о централизованном режиме или децентрализованном. Централизованный бюрократический режим, где власть принадлежит партийной, религиозной или какой-то еще бюрократии, — с ним проще найти точки соприкосновения, влиять на него, достигая в итоге той или иной формы стабильности. Что касается децентрализованных режимов, которые формируются в условиях демократии, то они становятся неконтролируемыми, слабоуправляемыми, вырождаясь, в конце концов, в более радикальный режим, что мы можем видеть на примерах Алжира и Палестины. Так что американцы на сегодня готовы проводить более осторожную линию, о чем говорит тот факт, что они решили не вмешиваться в ситуацию в Узбекистане.

Европейцы, как всегда, готовы спустить проблему на тормозах. Для этого им нужен хотя бы формальный повод. Но даже если ХАМАС не заявит о том, что он готов нормализоваться, ЕС, исходя из понимания того, что исламское меньшинство в Европе диктует свои позиции и интересы (об этом после 11 сентября и событий во Франции говорят вслух), не вписывающиеся в либерально-демократический контекст, окажется не готово дать отпор ХАМАСу. Правда, в этом случае для сохранения лица и активов европейцы хотя бы будут не так сильно давить на Израиль, как раньше.
Каким путем пойдет ХАМАС, станет ясно в течение недели. Надо также учитывать, что им сегодня руководят гениальные политики. И они будут долго и упорно играть на имеющихся противоречиях.

— Если все же Запад прекратит оказание финансовой помощи Палестине, что тогда?

— Давайте внесем ясность. Главным спонсором ПА является Израиль, который передает туда ежегодно более $ 1 млрд. посредством возврата налогов, субсидиями и т.д. Несколько сот миллионов евро дают европейцы и несколько сот миллионов долларов — американцы. Кроме того, средства, трудно поддающиеся учету, переводят неправительственные организации. Приостановление помощи приведет к появлению огромного лагеря беженцев, которыми никто не будет заниматься. И те, кто придет к власти в Палестине, должны принимать во внимание эти соображения. И тут уже все зависит от того, что они намерены делать. Строить Палестинское государство или использовать свой народ как пушечное мясо исламской революции. Во втором случае это крах палестинской государственности, палестинской идеи…

— Но радикальную Палестину с радостью поддержат и Сирия, и Иран…

— Каналы перевода денег прекрасно известны. Израиль и Запад были согласны на увеличение финансирования Палестины, чтобы там люди жили благополучнее, чтобы не держать палестинцев в состоянии отчаяния… Если ХАМАС займет жесткую позицию, никаких проблем с тем, чтобы перекрыть каналы, не будет. Тем более что возможная помощь все равно не покроет потери.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru