Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Дискуссия 27/9/2004

Петербургская фронда // Есть ли будущее у "лишних партий"?

Даниил КОЦЮБИНСКИЙ

Радикальные инициативы, с которыми не так давно выступил президент Путин и которые фактически ставят крест на институте "условно свободных" выборов, превращая их отныне в "безусловно несвободные", понуждают оппозиционные партии ответить на ключевой вопрос: что дальше? Тихая и легкая, почти незаметная смерть или же более-менее шумная и трудная жизнь, а точнее, мучительная борьба за выживание?

Ответ на этот вопрос попытались найти участники круглого стола, прошедшего в минувшую среду в редакции газеты "Дело": председатель петербургского отделения Российской демократической партии "Яблоко" Максим РЕЗНИК, председатель ленинградского отделения Национал-большевистской партии Андрей ДМИТРИЕВ, секретарь ленинградского комитета Российской коммунистической рабочей партии - Российской партии коммунистов Геннадий ТУРЕЦКИЙ и депутат ЗакСа, экс-лидер фракции "Единая Россия" в ЗакСе, а ныне лидер инициативной группы по созыву Демократического совещания Санкт-Петербурга Константин СУХЕНКО. Один из руководителей петербургского отделения Союза правых сил вице-спикер ЗакСа Юрий ГЛАДКОВ, изначально согласившийся принять участие в разговоре, не смог этого сделать по техническим причинам.

Вел дискуссию заместитель главного редактора газеты "Дело" Даниил КОЦЮБИНСКИЙ.

Даниил Коцюбинский.

То, что в условиях, когда исполнительна власть неподконтрольна парламентам на всех уровнях, партийная система обречена на деградацию, было очевидным уже давно. Тем не менее, до сравнительно недавних пор у многих из профессиональных партийцев сохранялась иллюзия того, что Кремлю по тем или иным соображениям будет необходима декоративная многопартийность и присутствие оппозиции в представительных учреждениях. Помню, с каким изумлением мои знакомые из СПС и "Яблока" год назад встретили известие о том, что, оказывается, Путин не дал "команду" Вешнякову обеспечить демократам "пятипроцентное прохождение" в Госдуму! Думаю, не меньший шок испытали и коммунисты, когда выяснили, что вместо положенных им "по праву" 25-30 процентов получили всего 12.

В последние недели Кремль сделал еще несколько шагов по направлению ликвидации выборного процесса как такового и сохранения его в квазисоветских формах, когда от избирателей и кандидатов не зависит ничего, а все зависит от тех административных структур, которые организуют процесс составления партийных списков и их последующего "избрания" в те или иные органы власти.
Могут ли партии, не входящие в "президентский пул", противопоставить сегодня хоть что-нибудь кремлевскому катку? И если да, то способны ли они это начать делать уже сейчас и здесь, в Петербурге, или же обречены ждать сигнала со стороны своих столичных лидеров?

Максим Резник.

С моей точки зрения, на базе "Яблока" и Союза правых сил (насколько это возможно, учитывая внутренние проблемы СПС) можно создать единый блок "Демократический Петербург" - для совместного участия во всех будущих выборах. Я убежден: для того, чтобы вернуть думающей части общества, которая в Петербурге все же достаточно велика, надежду на то, что можно что-то изменить, необходимо одержать хоть одну, пускай маленькую, но победу на каких-нибудь выборах.
Сегодня общий ресурс оппозиции - и "правой", и "левой" - очень ограничен. Если пользоваться военной терминологией, то глубоко эшелонированная оборона режима, защищающая подступы к бункеру, в котором сидит "архитектор" всего этого режима, полностью сокрушена нами быть не может. У нас в арсенале просто нет того оружия, которое может достать так глубоко. Но прорвать передний эшелон, который обороняет "Единая Россия", объединенному демократическому движению в Петербурге, я убежден, по силам. Я считаю, что выборы в ЗакС - это нормальная площадка для достижения такой победы.

Конечно, если в городе будет принят закон, который запретит участие блоков в пропорциональных выборах, то формирование единого списка "Демократического Петербурга" будет невозможно. Замечу лишь, что в том проекте этого закона, который предложила наша фракция, блоки не отменяются.
Разумеется, помимо участия в выборах, мы продолжим проводить акции прямого действия вместе с РКРП и с КПРФ. Мы с уважением относимся, пускай не к форме, но к содержанию того, что делает Национал-большевистская партия. Честно могу сказать: лучше протест в сомнительной форме, чем вообще отсутствие протеста против того, что происходит в стране! И не нужно стесняться малочисленности акций прямого действия: сейчас не конец 80-х - начало 90-х годов, сейчас основной протест выплескивается не на улицы, а пока на кухни.

Но, повторяю, главное - это выборы в ЗакС. Точнее, победа на этих выборах.

Андрей Дмитриев.

Я не соглашусь, наверное, с Максимом в той части, в которой он придает такое большое значение выборам в ЗакС: в городском парламенте сейчас есть объединенная Демократическая фракция, что, однако, не мешает ему быть "секретариатом Смольного".

Вообще, если мы говорим о сопротивлении складывающейся системе самодержавия, то, безусловно, речь должна идти о сопротивлении не на уровне Петербурга, а на уровне Москвы. Эдуард Лимонов предложил свой вариант стратегии для оппозиции. Следует исходить из того, что на данный момент есть два неоспоримых нарушения, на которые пошел путинский режим в плане уничтожения демократических свобод в стране. Во-первых, это фальсификация думских выборов, которая выявилась в ходе параллельных подсчетов, проведенных СПС, "Яблоком" и КПРФ, - следовательно, мы имеем полное право требовать отмены результатов этих выборов, расформирования ЦИК и назначения новых выборов. Во-вторых, это последняя инициатива Путина относительно фактического назначения губернаторов "сверху", которая идет вразрез с Конституцией. Обоими этими действиями президент Путин, по нашему мнению, поставил себя фактически вне закона, и независимые политические силы - как в Думе, так и за ее пределами - могут выступить сейчас с инициативой создания параллельного органа власти, созвав что-то вроде всероссийского Учредительного собрания. Если эта инициатива найдет поддержку хотя бы части депутатов Госдумы и партий, не прошедших в нее, то это будет серьезная политическая сила. Если же Кремль попытается ее раздавить, режим окончательно потеряет легитимность, прежде всего, в глазах Запада, что особенно для Кремля опасно. Да и в глазах всего населения тоже. Или же Путин будет вынужден договариваться и идти на какие-то компромиссы, отказываясь от своих неконституционных решений.
Если же говорить о городском уровне, то я согласен с высказанной в "Деле" идеей создания некоего координационного органа для всей оппозиции. Думаю, этот местный аналог "Комитета-2008" должен быть направлен против действующего губернатора как представителя "вертикали власти" в Петербурге.

Формы работы возможны самые разные. Мы будем продолжать проводить акции протеста - как легальные, так и на грани "фола": наши акции не связаны с насилием, мы покушаемся не на людей и их физическую безопасность, а на имиджи и статус вполне конкретных политиков. При этом мы не исключаем возможности участия в выборах в представительные учреждения всех уровней.

Геннадий Турецкий.

Мне бы хотелось поддержать Андрея в том, что, наверное, не с Петербурга надо начинать решение таких вопросов. Впрочем, возможно, наш круглый стол мог бы стать "детонатором" решения их на федеральном уровне. Фактически ведь в Думе уже оформился оппозиционный альянс из 118 голосов (там есть и независимые, и представители "Родины", и КПРФ), которые стабильно голосуют не синхронно с "Единой Россией". Нечто подобное могло сложиться и в Петербурге в ходе прошлогодней губернаторской кампании, когда чуть было не возник оппозиционный альянс вокруг кандидатуры, выступившей против "кандидата Кремля". Но - не сложился...

Это не значит, что надо складывать руки, это значит, что надо уже сегодня начать готовиться к федеральным выборам 2007-2008 годов. И уже сейчас надо ставить открыто вопросы. Мы собираемся двигать Путина на третий, четвертый, пятый сроки? Мы собираемся жить под "Единой Россией", у которой все 450 мандатов? Или мы должны предложить альтернативу?
Если должны, то эту альтернативу необходимо до предела упростить: "Либо за Путина и "Единую Россию" - либо за что-то другое!" И мне в этом смысле немножко не понравилась тональность Максима, который высказал готовность к объединению "Яблока" только с СПС. Нам бы хотелось создать куда более широкий фронт и назвать его каким-то общим именем, которым будет назван затем и единый оппозиционный избирательный блок: "Народный фронт", "Фронт национального спасения", "Свободная Россия" и т.п. Вопрос названия - вторичный, первичен вопрос насыщения этого названия.

Вообще, поскольку сама идея единой гражданской Фронды не вызывает сомнения ни у кого из сидящих за этим столом, мне кажется, мы должны уже перейти к обсуждению технических деталей. Но это вопрос не городского уровня. Для этого есть Явлинский, Хакамада, Зюганов, Тюлькин. В годы Великой Отечественной войны Сталин, Рузвельт и Черчилль при всех их идеологических разногласиях все же сумели создать единый фронт против нацизма. Сегодня мы находимся в схожей ситуации: либо мы сядем и договоримся, либо в очередной раз распылим наши силы и голоса наших избирателей. Ни один оппозиционный или даже нейтральный голос не должен пропасть, все должны упасть в единую копилочку: против существующего режима, за единый оппозиционный блок.
Правда, те, кто собирается создавать эту коалицию, должны понимать, что они идут до конца. Левым силам проще: у них нет выбора. Но есть опасения, что те, кто принадлежит к так называемому демократическому лагерю, в какой-то момент будут подвергнуты различным посулам, подкупу, соблазнам, обещаниям мест в списках и т.д. Поэтому либо мы как настоящие мужики договоримся, что идем вместе до конца, либо не стоит ничего создавать!

Что касается акций прямого действия, то проводить их надо, но они не решают вопросов большой политики. Главное - федеральные выборы 2007 и 2008 годов.
И еще один момент, который, как мне кажется, мог бы объединить практически всю оппозицию: это идея перехода к парламентской республике. Надо убрать власть одного, власть монополиста, надо перейти к парламентаризму как гораздо более демократичной системе, где можно садиться за круглые столы, договариваться и иметь широкое представительство. Если же мы опять начнем молиться на какого-то "Отца народа" как на боженьку, тогда действительно, пора из этой страны уезжать. Но давайте лучше поборемся!

Константин Сухенко.

Главная проблема нашего общества - патернализм сознания: нам нужен начальник, который бы за нас все решал и которого мы бы иногда "ругали". Другая проблема - усталость и разочарование, в том числе думающих людей: скомпрометированы все политические силы, верить некому, так пусть эти, в Кремле, делают что хотят, а те, кто с ними совсем уж не согласен, пусть уезжают за кордон!.. Так рассуждают сегодня очень многие. И никто не лезет на баррикады и не хватается за знамя.
На мой взгляд, это общая недоработка и политической, и интеллектуальной элиты. Проблема не в том, что нет тех, кто готов крикнуть: "Долой!" Проблема в том, что нет набора альтернативных идей, нет понятных, прозрачных партийных программ. Нет даже ответов на самые злободневные вопросы: "С Путиным или без Путина?", "Из Чечни уходить или воевать до победного конца?", "Монетизация льгот - правильна или неправильна?" и т.д.

Учитывая же, что осталось крайне мало субъектов политики, речь идет об объединении не по принципу приверженности "либерализму" или "социализму", а по принципу элементарного несогласия с существующей властью и элементарной неподкупности. Хотя бы таких набрать!
На мой взгляд, фатальным для российской политики стало "дело ЮКОСа". Бизнесу показали, что с ним станет, если он будет пытаться финансировать политику. И политика тотчас умерла, потому что из нее ушли инвестиции. Сегодня, попросту говоря, нет денег на качественную партийно-политическую мысль. Поэтому единственный выход из ситуации, это, повторяю, максимальная координация деятельности тех, кто еще остался и кто готов хотя бы не молчать. Усилиями интеллектуалов, которые заведомо не будут никем оплачены, следует выработать Демократическую платформу, включающую комплекс четких ответов на все актуальные вопросы.

Сейчас не время делиться по каким-то оппозиционным направлениям, сейчас время не ссориться, а договариваться. И, может быть, в процессе переговоров выяснится, что мы не такие уж и разные. Ведь когда-то считалось, что между "Яблоком", например, и коммунистами нет ничего общего. А теперь мы видим, что и у "яблочников" много социалистического, и коммунисты не такие оголтелые.
На мой взгляд, интеллектуально-объединительное усилие должно быть сделано именно в Петербурге. Москва этого не сделает: она живет собой. Со времен Боярской думы Москва была таковой, там о России никогда не думали. Мы даже ее привыкли такой любить - не думающей о нас, самодовольной. Но Петербург создавался как город-преобразователь. Сегодня мы стремительно утрачиваем эту миссию. И долг представителей городской общественной мысли - найти в себе силы и заявить о том, что мы не согласны с предложенным Кремлем "единым курсом", а также предложить набор альтернативных идей.

Д. К. Из всего сказанного, на мой взгляд, вытекают, как минимум, два вопроса. Откуда это объединение будет черпать организационную силу, если из политики "ушли инвестиции"? И сможет ли "петербургская фронда" прорвать информационную блокаду, которая становится все более жесткой? Ведь в эпоху информационного общества, если тебя нет в телевизоре, то тебя нет и в жизни...

М. Р. Соглашусь с Геннадием Ивановичем в том, что у людей, которые возглавляют процесс объединения оппозиции и участвуют в нем, должен быть кураж. Нужны и внутренняя независимость, и готовность работать в ущерб своим личным интересам. Это вещи непростые: ведь у каждого человека всего одна жизнь... Я также ничего не имею против того Народного фронта, о котором также говорил Геннадий Иванович. Я лично готов вместе со всеми здесь присутствующими быть в списке этого Фронта на любой позиции.

Но серьезные инвестиции в оппозиционную политику вернутся только тогда, когда, повторяю, будет одержана хоть небольшая победа. И здесь я не уверен, что на выборах в ЗакС окажется эффективным общий список. Нам с Геннадием Турецким, несмотря на все идейные различия, договориться, в общем, легко, но наши избиратели, по-моему, к этому еще не вполне готовы. Например, антисемитская составляющая коммунистического электората вряд ли станет голосовать за список, в котором будут присутствовать "жиды".
Я согласен с Константином Эдуардовичем, что консолидация оппозиции должна начаться с Петербурга. Хотя бы потому, что именно мы подарили стране такого замечательного человека, как В.В. Путин, за что лично мне как петербуржцу стыдно, и нам нужно в каком-то смысле "искупить свою вину".

Что же касается информационного ресурса, то у нас, например, есть своя газета - "Демократический Петербург", где публикуется отчет о работе нашей фракции. И реакция людей свидетельствует о том, что они нуждаются в альтернативном источнике информации. Если потребуется, я лично готов вспомнить молодость и походить, пораскладывать листовки по почтовым ящикам. Ибо всерьез верить в то, что власть, которая сама "вышла из телевизора" и которая только его и боится по-настоящему, что эта власть даст информационную свободу, не стоит. Потому что в этом случае она, эта власть, просто рассыплется как карточный домик.

А. Д. Перспективы общего движения будут напрямую зависеть от того, кто в него войдет. Само по себе объединение "Яблока", РКРП, НБП и каких-то еще структур вызовет сенсацию и повергнет власть в состояние шока. И уже это будет победой.
Что же касается избирателей, то необходимо с ними работать по конкретным городским проблемам: проводить акции против уплотнительной застройки - у нас и "Яблока" есть уже такой опыт - против роста тарифов, против отмены льгот и т.д.

Информационную блокаду тоже можно преодолевать, проводя яркие скандальные политические акции, которые невозможно замолчать. Да, по телевидению такие акции могут и не показать, но газеты о них напишут. По нашим опросам, в этом случае до 20 процентов горожан оказываются все же информированными.

Г. Т. Опять поддержу Андрея. Сам факт объединения вчерашних оппонентов заставит власть задуматься: как же так? а туда ли мы идем? Даже если на митинг придут по десять человек с разными партийными флагами, это все равно будет резонансно. Надо постараться оставить "Единую Россию" в одиночестве.
Да, у нас разные электораты, но именно поэтому мы и должны поставить их перед жестким выбором: "или - или", не давать им возможность разбрестись по разным дорожкам. Что касается якобы антисемитизма нашего электората, я это обвинение просто отметаю! Мы никогда не были националистами!
Так вот. Недовольных куда больше, чем кажется. Во время событий в Беслане все почувствовали: трон закачался. И всем понятно, для чего были нужны официозные митинги - чтобы поддержать этот трон. Но на самом деле у общества был самый настоящий обморок. Что происходит? Где президент? Кого "мочим"? В который раз?
Это недовольство и есть наш ресурс. Нам надо его поддерживать, обострять. Ведь мы находимся в революционной ситуации. И если бы совместные заявления, обращения, подписанные объединенным Координационным советом, нам удавалось распространять у метро тиражом хотя бы 200 тысяч, этого было бы достаточно. Если, конечно, они будут актуальны и оперативны. Силенок не хватает? Всем вместе - хватит! И бить в одну точку. Наши заклятые оппоненты - это Путин и "Единая Россия". Общий лозунг - "Нет полицейскому государству!"
И последнее. Нашему обществу генетически противопоказаны ложь и насилие. Вспомним: "русская вольница", "русская правда"... И в этом смысле нам глубоко чуждо то, что диктует сегодня Кремль. Поэтому оппонирование лжи и насилию - это нравственный аспект, который может объединить сегодня многих тех, кто еще пока сидит по "кухням", но кому тоже глубоко отвратительно то, что происходит вокруг.

К. С. Понимаю, как сложно договариваться, найти финансирование, пробиться в СМИ. Но, тем не менее, мне кажется, мы совершенно готовы к тому, чтобы провести в нашем городе Демократическое совещание. Основные тезисы, которые будут вынесены на обсуждение, уже выявились в ходе этой дискуссии. Понятно, что нас возмущают ложь и насилие. Понятно, что нам не нравится бюрократическое, а фактически полицейское государство. Понятно, что та борьба против олигархов, которую начала власть, это борьба не против беззакония, творимого олигархами: что, все другие перестали воровать? Это борьба против независимой политики.
На мой взгляд, у тех, кто найдет в себе мужество стать сегодня инициатором Демократического совещания и последующего объединения, огромное и очень светлое будущее.
Единственная опасность в том, что в какой-то момент мы "поплывем" в разные стороны. Пусть нас будет немного, но мы должны держаться, как 300 железных спартанцев. Потом мы сможем разойтись по каким-то вопросам. Но на этом этапе надо постараться не "протечь".
Да, сегодня все погрязло в этом дурном "непротивлении злу насилием". Но это-то и стимулирует лучше всего! Я даже иногда думаю: может быть, Путин специально загоняет ситуацию в тупик, чтобы оживить нас "электрошоком" - как уже почти мертвое тело оживляют дефибрилляцией? Может, он умнее нас всех и смотрит на века вперед? Если так, то, я считаю, мы должны поддержать президента!

Д. К. Короткая ремарка "со стороны". Мне показалось примечательным, что более радикальные по политической стилистике участники обсуждения - я имею в виду Андрея Дмитриева и Геннадия Турецкого - обнаружили куда меньшую веру в способность Петербурга к самостоятельному политическому действию, нежели более "осторожные" демократы Максим Резник и Константин Сухенко. И в то же время "левые" участники дискуссии выказали гораздо более страстную готовность к немедленному политическому братанию.
Пока не хотел бы подробно комментировать это наблюдение. Замечу лишь, что, вероятно, обе половины гипотетического объединения - "коммунистическая" и "демократическая" - смогут в чем-то дополнять и уравновешивать друг друга.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Первый звонок или "последний клапан"?
Дмитрий Травин ("Дело" от 22.09) полагает события "черной недели" (15.09-19.09) первым звонком.
Подробнее 

Разруха все же в головах!
"Империя в силах" - таков, на мой взгляд, главный вывод, который следует из полемической статьи Даниила Коцюбинского "Манифест неудачника", опубликованной в "Деле" от 21.04.08 г.
Подробнее 

Бунтари-одиночки или союз граждан?
"Манифест неудачника" напомнил историю, как на съезде партии знаменитый хирург Борис Петровский докладывал о достижениях и перспективах советской медицины, - в частности, о пересадке почек.
Подробнее 

Зачем нам считать себя нацией?
Начавшаяся на страницах "Дела" дискуссия примечательна уже тем, что ее участники обсуждают не вопрос о том, "как обустроить Россию", казавшийся актуальным еще 10-15 лет назад, а дилемму следующего шага: на каких идеях и ценностях должны развиваться российские регионы и прежде всего Петербург "после России"? То есть после эпохи очередного имперского оледенения, ставшего следствием "великого углеводородного чуда"...
Подробнее 

Не все регионализмы одинаково полезны
Во второй половине 1991 года мне довелось присутствовать на тусовке одной вновь создаваемой партии.
Подробнее 

Надо стать не русской, а петербургской нацией
Человеку, знакомому с политической жизнью лишь по газетным публикациям и телепередачам, должно казаться более чем странным, что либеральная газета "Дело" напечатала статью ультраправого публициста Вадима Штепы: "Чтобы стать русскими, надо преодолеть Россию" ("Дело" от 6.11.2007).
Подробнее 

Чтобы стать русскими, надо преодолеть Россию
Консервативно-патриотический дрейф российской власти заставил ее два года назад заменить давно уже рутинизировавшийся, но все-таки "неудобный" революционный праздник 7 ноября на "день национального единства" 4-го.
Подробнее 

Успех пастыря или успех палача?
Дискуссию о "лузерах" и виннерах", стихийно начавшуюся на страницах "Дела", о том, кого именно и за что именно следует считать успешным, а кого - проигравшим, продолжает известный петербургский правозащитник Леонид РОМАНКОВ.
Подробнее 

В тени двуглавого дракона
Почти полгода на страницах "Дела" идет дискуссия на тему дальнейшей судьбы народов и земель, входящих в данный момент в состав московской империи**.
Подробнее 

Колобок и Джонни-пончик // Наши сказки на мировом уровне
Алексей Шустов в статье "Психология россиян сопротивляется партийной системе" (Дело от 23 октября 2006 г.) назвал две основные причины, по которым, с его точки зрения, в России не смогла заработать и в ближайшие лет 50, видимо, не заработает западная модель демократии в виде двухпартийной системы.
Подробнее 

Куда налить вино свободы?
Дискуссия, начатая Даниилом Коцюбинским, выдвинувшим тезис о том, что Россия и демократия — суть вещи несовместные и что тем хуже для России ("Дело" за 14.08.06), как и следовало ожидать, оказалась бледной тенью дискуссий на ту же тему, происходивших в петербургских СМИ почти десять лет назад.
Подробнее 

Россия — нормальная страна // Аллергией на демократию страдает не народ, а власть
Давно мы уже слышим песни о том, что "русский мир" устроен на свой неповторимый лад и что европейские "нормы жизни" ему не подходят.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru