Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Круглый стол 24/2/2004

Блеск и нищета политтехнологий

Еженедельник "Дело" совместно с факультетом политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге (ЕУСПб) провел дискуссию о том, как действия политтехнологов влияют на имидж политиков, на отношение к ним широких масс. В беседе за круглым столом приняли участие Владимир ГЕЛЬМАН - канд. полит. наук, доцент ЕУСПб, Михаил КАГАН - ведущий эксперт консалтинговой группы "Имидж-контакт", Дмитрий ТРАВИН - канд. экон. наук, обозреватель "Дела", Алексей ШУСТОВ - канд. психол. наук, руководитель Лаборатории социально-политических технологий "АМП СПб" и Александр ЭТКИНД - канд. психол. наук, д-р философии, доцент ЕУСПб.

Путин как продукт политтехнологий

Александр ЭТКИНД.

Харизма политического лидера создается целенаправленными усилиями. Либо усилиями самого ее обладателя, либо лиц, приближенных к "телу". И есть еще более широкий круг лиц, которые надеются на то, что в благодарность за их усилия по конструированию харизмы "куски" ореола достанутся и им. Все это можно, несколько условно, назвать политтехнологиями.

Политтехнологии преобразуют в результаты голосования неполитические ресурсы - финансовые, кадровые, символические - в ресурсы политические. Но они воздействуют на процессы в определенных пределах. Например, результаты недавней парламентской кампании в значительной мере определяются экономическим ростом. Часть политической реальности конструируется, другая часть уже существует.

Дмитрий ТРАВИН.

Так, в основном, все же конструируется или существует?

А.Э. Вот у меня, допустим, увеличивается реальный доход. Я это ощущаю, и никакими политическими средствами достигнуть подобного эффекта невозможно. Но затем передо мной как владельцем ставшего более толстым кошелька возникает вопрос: "Кому я этим обязан?" И вот на этот-то вопрос масс-медиа, кандидаты всех уровней, мои друзья, знакомые и, наконец, я сам даем конкурирующие ответы.
Обязан ли я этим самому себе, поскольку хорошо работал, инвестировал капитал и т.д.? Обязан ли я частному бизнесу - например, нефтяным компаниям? Обязан ли я государству? Обязан ли я лично президенту или какой-то партии? На научном языке такого рода суждения называются атрибуциями. Это не восприятие реальности, а ее объяснение, подверженное множеству манипуляций. От того, как мне все объяснят, зависит, кому я отдам свой голос.

Д.Т. Вот пример, прямо противоположный российскому. В Польше правые в начале 90-х гг. провели рыночные реформы и обеспечили начало экономического роста. Но, несмотря на это, в 1993 г. левые выиграли парламентские выборы, а в 1995-м - президентские. При правлении левых четыре года поддерживался очень высокий рост, увеличились реальные доходы. Стали говорить о польском экономическом чуде. Но в 1997 г. на парламентских выборах победили уже правые.

Михаил КАГАН.

Я бы говорил о некоем демоническом всесилии политтехнологий. Александр упомянул о ресурсах. Но именно политтехнологии - это та надстройка над базовыми ресурсами, которая способна их интегрировать, способна компенсировать одними ресурсами нехватку других.
У меня точка зрения практика, и вот пример. Когда мы работаем с губернаторами, они часто говорят: "Смотрите, я за четыре года повысил зарплаты, построил десять мостов, сто дорог и т.д. Надо пойти, объяснить это людям, и они должны все понять". Очень трудно бывает убедить клиента в том, что между тем, как понимает это избиратель, и тем, как это бывает на самом деле, существует большая разница.

Д.Т. Почему же так происходит? Народ у нас тупой?

М.К. Между реально построенными мостами и избирателями нет необходимой связи, которую и должны наладить политтехнологии. Да, кошелек мой вырос. Но как мне этот факт объяснят? Совсем необязательно я буду считать, что в этом есть толика заслуг Путина. Я могу уверовать в то, что рост доходов происходит вопреки Путину.

Д.Т. Я не видел, чтобы нам кто-то разъяснял, как связаны Путин и кошельки. Просто мы смотрим на президента по TV и впадаем в эйфорию от того, какой он крутой. Так когда же и каким образом политтехнологии вклинились в мое сознание?
М.К. Путин - это безусловный продукт политтехнологий. Создание его имиджа было великолепно сконструировано. Вспомните хотя бы про его эффектное появление на фоне войны в Чечне. Конечно, его быстрой раскрутке помогла договоренность всех основных политических игроков относительно того, что они поддерживают Путина, не мочат его.

После того как Путин становится президентом, он аккумулирует основные информационные ресурсы, опираясь, прежде всего, на ресурс административный. Давится почти вся оппозиционная пресса, причем главный успех ребят, которые давили, состоит в том, что это был ползучий и, в сущности, незаметный процесс. На сегодня есть одни лишь "Московские новости", которые Путину абсолютно необходимы для того, чтобы сказать: "Да, у нас есть оппозиционная пресса".

Д.Т. А кто те ребята, о которых Вы говорите?
М.К. Разговор о персоналиях несколько выходит за рамки данной дискуссии. Да и какая разница, кто это был: Березовский, Павловский или кто-то еще. Гениальность схем, которые были придуманы, состоит в простоте. Их невозможно было вывернуть наизнанку.

Несколько лет назад мы вели президентскую кампанию в одной из близлежащих стран с многомиллионным населением. И столкнулись с тем, что, находясь на самом верху и планируя какие-то акции, надо учитывать, через какую длинную цепочку исполнителей они будут проходить. На выходе можно получить все ровно наоборот. А в случае со схемами, использованными в России, это невозможно.

Мексиканские ботинки

Алексей ШУСТОВ.

Я бы не согласился с тем, что сказал в самом начале Александр о создании харизмы. Классическое определение гласит: харизма - это то, что есть внутри человека изначально. Это та внутренняя энергетика, которую он реализует в любом виде деятельности - политике, бизнесе и т.д. Другое дело - на период избирательной кампании можно создать имидж, который будет демонстрировать харизму вне зависимости от того, есть ли она на самом деле. Но в этом случае длительно поддерживать иллюзию невозможно.

Относительно тезиса Михаила о Путине как абсолютном продукте политтехнологий. Нельзя, конечно, сказать, что политтехнологии там и рядом не стояли, но все же многое из того, что есть у Путина, они создать не смогли бы. Мы ведь в Питере знали Путина до 1996 г. Он всегда считался серым кардиналом Смольного: ни одно решение Собчака не принималось без него. Путин был личностью, может, и не ярко харизматичной, как Собчак, но аппаратно харизматичной.

Д.Т. Вообще-то серому кардиналу для подготовки аппаратных решений не нужно быть харизматиком.
А.Ш. Главное в харизме то, что человек может объединить вокруг себя и повести за собой. В этом смысле Путин уже в те годы себя проявил. Он стал удачной находкой тех, кто выстраивал комбинацию по замене Ельцина. Налицо оказалось сочетание той энергии, что была у Путина как человека, с той грамотной политтехнологией, которую разработали люди, запустившие проект с преемником.

А.Э. Вообще-то известно, что Путина подбирали не по критерию наличия внутренней энергии, а совсем по противоположному. Необходима была компромиссная фигура, гарантирующая устоявшийся расклад сил.
А.Ш. Это была удача для страны. Те, кто конструировал комбинацию, остановили свой выбор на человеке, которого они, возможно, недооценили.

Владимир ГЕЛЬМАН.

Пару лет назад мне довелось общаться с соседом по купе. Когда мы знакомились, я сказал, что преподаю политологию. "Так это Вы учите грязным избирательным технологиям?" - сказал он гневно, чуть ли не тыкая в меня пальцем.
Я бы хотел отделить собственно политтехнологии от того, что принято называть административным ресурсом - давлением государства на кандидатов, подкупом избирателей, фальсификацией результатов. "Грязным" является именно последнее.

Россия в данном смысле не первая. Мы, скорее, повторяем опыт других. Скажем, известная технология, именуемая "паровозиком", когда люди выносят бюллетени с участков, а затем кто-то приносит и вбрасывает их уже "правильно" заполненными, впервые была применена в 1872 г. в Австралии, где получила название "Tasmanian dodge". Известны и феномены политических машин в американских городах конца XIX - начала ХХ веков. Тем не менее, в странах, которые принято называть демократическими, роль этих технологий была постепенно утрачена.
Этому есть два объяснения. Одно состоит в том, что граждане стали менее зависимы от государства. Ведь кто составлял социальную базу политических машин в американских городах? Эмигранты. Со временем там развился средний класс, люди стали более независимыми от власти. Другое же объяснение - не противоречащее первому - обращает внимание на механизм политической конкуренции, который не позволял кому-то одному монополизировать политический ресурс.

Другая ситуация сложилась, скажем, в Мексике. Там семь десятилетий у власти находилась одна и та же партия, результат выборов был заранее известен, а потому у избирателей не имелось стимулов голосовать и явка оставалась низкой. Для того чтобы стимулировать электорат, в мексиканские деревни перед выборами завозили обувь и раздавали ботинки на левую ногу. После голосования раздавали - на правую. Наверное, этот прием можно было бы использовать и на грядущих президентских выборах в России, хотя, насколько я могу судить, там явка будет.
А.Ш. Ничего, муниципалам посоветуем.

В.Г. Основная проблема выборов в России состоит в том, что власти на них выступают не в качестве арбитра, а в качестве игрока. Если кому-то удается использовать этого игрока в своей команде, то конкуренция на выборах подрывается.

Нынешняя власть вечна?

А.Э. Политтехнологии в нынешних обстоятельствах - это не просто примитивные манипуляции на избирательном участке. На недавней парламентской кампании мы наблюдали гораздо более изысканные технологии.
Например, создание большой политической партии под названием "Родина". Она расщепила протест. В то же время политтехнологии воспрепятствовали интеграции уже существующих протестных партий (например, СПС и "Яблока").
Возникает интегрированная многоступенчатая манипуляция. Успех, достигнутый бизнесом, переатрибутируется государственным структурам. Те, кому мы действительно обязаны успехом, в крайнем случае даже оказываются за решеткой. Те, которые имели к успеху косвенное отношение, оказываются его олицетворением.

Д.Т. Наказание невиновных, награждение непричастных...
А.Э. ...и расщепление недовольных.
Политтехнологи, работающие на партию власти, оказываются в очень высоких кабинетах с очень большими ресурсами. Соревноваться с ними, пользуясь обычными политтехнологиями, оказывается практически невозможно. Это все равно что соревноваться с государством в области организованного насилия.

Д.Т. Получается, что нынешняя власть вечна?
А.Э. Если не найти противоядия, то да. Противоядие, которое выработала мировая практика и применение которого в наших условиях проблематично, - это независимая судебная система. Вот пример с мексиканскими ботинками. Проигравший из-за этого кандидат обращается в суд. У нас успех такого обращения проблематичен, тогда как, скажем, в американской политической системе рост значения судебной системы - главный феномен последних десяти лет.
Еще один момент, который может оказаться в конечном счете (хотя и не скоро) решающим, - это развитие гражданского общества как противовеса государству. В той мере, в какой "Дело" или Европейский университет, а также филантропические организации, профессиональные ассоциации, клубы, будут у нас развиваться, в такой же степени всемогущее государство с его политтехнологиями будет получать оппонента.

М.К. Хочется вспомнить знаменитую фразу Черчилля насчет демократии. Что это - полное дерьмо, но лучше все равно никто не придумал. Американцы наблюдают президентскую гонку как увлекательный бейсбольный матч: мы болеем за этого парня, но уверены в том, что, кто бы ни победил, в жизни Америки ничего кардинально не изменится. Завтра не будет коммунизма, завтра не посадят всех олигархов, завтра все газеты не станут писать про президента только хорошо.
В России ситуация изначально была другой. Законы верстались под власть, выборное законодательство обслуживает исключительно интересы власти, позволяя ей совершать нужные манипуляции. Плоды этого мы сейчас пожинаем.
В отличие от Александра, я не верю в гражданское общество. Какое у нас было гражданское общество в Советском Союзе? Кучка диссидентов, выходящих к Кремлю? В перспективе, возможно, в качестве гражданского общества будет существовать одна разрешенная организация, которая станет говорить, что Путин - не очень-очень хороший, а просто хороший. Спонсоров ей специально выделят. Ведь сейчас больше, чем в советское время, нужна красивая ширма.
Точно так же, как в СССР существовала система советской пропаганды, у нас начинает развиваться машина государственной пропаганды. Она будет называться по-иному и сформируется не в ЦК КПСС, а где-то в другом месте. Но суть будет той же.
Возможно, иная ситуация будет где-то на выборах в местные органы власти, т.е. в тех случаях, которые государственную машину интересуют в последнюю очередь.
В целом эта система будет существовать до тех пор, пока не произойдет новый серьезный кризис, при котором окажется возможен глобальный передел власти и собственности. Иначе говоря, до тех пор, пока не появится новый серьезный политический игрок.

Д.Т. А откуда он возьмется?

Бактерии всегда найдутся

М.К. А откуда взялись в свое время Горбачев с Ельциным?
А.Э. Всякая монополия неэффективна. Нынешняя система власти эффективно функционирует только потому, что она зародилась в конкурентной среде и вынуждена была побеждать своих противников.
А.Ш. Если оставить кусок хлеба в тепле, на нем рано или поздно появится плесень. Бактерии есть всюду. Соответственно, всегда есть люди, которые при благоприятном стечении обстоятельств способны развиться в серьезную силу. Я согласен с Александром в том, что новая элита способна объединять и заполнять собой все, лишь пока она находится в стадии восхождения. А потом начнется другой цикл.
Кстати, элита пока не нарушает общепринятые базовые принципы организации власти и ее взаимодействия с обществом. Формально прямых запретов нет. Есть только манипуляции, которые приводят, скажем, к закрытию телеканалов.
Так же и с олигархами. Власть совершенно верно отделяет политику от экономики и дает понять, что существуют новые правила игры. Олигарх Ходорковский, манипулировавший из-за сцены, теперь в тюрьме, а олигарха Вексельберга, купившего яйца Фаберже и вернувшего их в страну, пиарят по всем каналам.

Д.Т. Один мой знакомый на днях заметил: "У меня такое ощущение, что где-то сидит кучка силовиков и дает олигархам разнарядки. Этому - спонсировать партию власти, тому - яйца купить, третьему - скинуть сотню-другую миллионов в некий фонд и т.д.". Кто ослушается - в тюрьму. Кто поделится - будет существовать.
А.Ш. Государство тем самым помогает и самим олигархам. Если ты зарабатываешь сверхприбыль, веди себя так, чтобы население тебя принимало. Это важно для обеспечения согласия и стабильности.
Но если мы подойдем к той стадии, когда власть вынуждена будет нарушить признанные всеми правила игры (скажем, увеличить президентский срок), она войдет в состояние нестабильности. Если же власть пойдет иным путем, предпочтя ничего не нарушать, встанет вопрос о преемнике. А как поведет себя преемник, полностью угадать невозможно. Вот пример Глазьева: участник кремлевского проекта вдруг начинает демонстрировать собственную линию.
Таким образом, рано или поздно в любом случае возникнет нестабильность. Если элита будет играть грамотно и тонко, она сможет на больший срок продлить свое существование. Но и только.
В.Г. Технология формирования ставленников работает плохо. Сам пример Путина это показывает. Те, кто его создавал, больше всего от него и пострадали. Но политтехнологи загодя готовятся к тому, чтобы избежать возможной нестабильности. Путин уже провозгласил задачей второго срока подбор преемника.
В Мексике президент Карденас (1934-40 гг.), роль которого была примерно такой же, как у нас роль Путина, ограничил срок правления. При этом на каждые очередные выборы готовился преемник, согласовывавшийся по сложной процедуре. И так продолжалось около 70 лет. Только в 2000 г. кандидат правящей партии впервые проиграл президентские выборы.
С одной стороны, под влиянием экономического роста мексиканский средний класс смог стать более независимым. С другой - экономические кризисы 80-х гг. породили раскол правящей элиты, возникла широкая коалиция негативного консенсуса. Такая, какую не смогли сейчас в России сформировать КПРФ, СПС и "Яблоко" ради давления на судебную систему, справедливого подсчета голосов и т.д.

Д.Т. Есть еще один интересный пример. В межвоенной Венгрии под покровительством регента страны адмирала Хорти сформировалась партия власти, которая, кстати, даже называлась почти как у нас - партией единства. Основывалась она на авторитете земельной аристократии, и ее практически всегда возглавлял очередной премьер, которого ставил адмирал. Партия успешно просуществовала более двух десятилетий, но рухнула вместе со всей хортистской системой, проигравшей Вторую мировую войну.
Авторитеты в ходе этого кризиса сменились, и народ проголосовал за Партию мелких сельских хозяев, которая, правда, вскоре была отстранена от власти коммунистами. Сами они правили около 40 лет, пользуясь при Яноше Кадаре значительной поддержкой народа. Но эпоха бархатных революций вызвала новый кризис, внутри партии власти возник раскол на несколько группировок. Победили молодые технократы, которые предпочли под давлением идущих с Запада идей пойти на проведение свободных выборов. Таким образом, и эта система рухнула.
В.Г. Подводя некий итог дискуссии, я провел бы такое сравнение. Политтехнологии - это как соль к съедаемому нами блюду. Без соли его все же съесть можно, хотя и будет невкусно. Но вот одну соль без пищи вообще есть невозможно.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Вертикальный хаос Дагестана // Независимые СМИ - последняя надежда РФ на Северном Кавказе
По приглашению газеты "Дело" и информагентства "Медиа.СПб" в Санкт-Петербург на прошлой неделе приехала Надира ИСАЕВА - редактор опального дагестанского еженедельника "Черновик", против которой возбуждено уголовное дело по статьям: "публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием СМИ" и "возбуждение ненависти либо вражды по признакам национальности" (см.
Подробнее 

Вечера в Европейском // Почему в России нет спроса на демократию?
Очередное заседание семинара "Вечера в Европейском" было посвящено обсуждению доклада профессора Европейского университета в Санкт-Петербурге Кирилла Борисова.
Подробнее 

Беспредел в Ингушетии // Все вопросы - к президенту
В Петербурге побывал руководитель ингушской правозащитной организации "Машр" ("Мир") Магомед Муцольгов, рассказавший журналистам о том, что сегодня на самом деле происходит в Республике Ингушетия (РИ) и кто виноват в не прекращающихся в ней убийствах и похищениях людей.
Подробнее 

Жаркое лето в Палестине // Ближний восток глазами экспертов "Дела"
На страницах "Дела" продолжается дискуссия о политической ситуации в Израиле и Палестине.
Подробнее 

ЧТО ХОТЯТ МОЛОДЫЕ? // Российская демократия глазами студентов
Многие поколения наших соотечественников, махнув рукой на собственное благополучие, заклинали: "Лишь бы дети жили хорошо".
Подробнее 

В России перестали мечтать // 19 августа пятнадцать лет спустя
15 лет прошло с момента августовских событий 1991 года.
Подробнее 

Михаил Касьянов // Когда ситуация назреет…
Президиум движения с неоднозначной аббревиатурой НДС ("Народно-демократический союз") утвердил повестку съезда, который состоится 1 июля в Москве и на котором лидер движения, экс-премьер РФ Михаил Касьянов выступит с главным докладом: "О политической ситуации в стране и перспективах её развития".
Подробнее 

Возлюби чужого как ближнего своего?
Наверное, одна из самых важных проблем, с которой столкнулось человечество в XXI столетии, - это проблема активного и неуклонного иммиграционного проникновения выходцев из Азии, Африки и Латинской Америки в Северную Америку, Европу и Россию.
Подробнее 

История России подошла к концу?
"Идем путем Сусанина, дорогой ВВП!" - вероятно, под таким негласным девизом 23 марта в Костроме пройдет заседание Госсовета, посвященное охране культурного наследия.
Подробнее 

Надо ли бежать от политики? // Когда тебе и так есть чем заняться...
Должен ли интеллектуал приносить себя в жертву "общему делу", если оно не сулит скорой победы? Должен ли карабкаться на виртуальные баррикады и, подобно Рудину, неуклюже размахивать революционной саблей? Должен ли, вопреки доводам практического разума, во весь голос называть черное черным, а белое белым? .
Подробнее 

Московские петербуржцы // Вскрытие показало?
Есть ли в президенте Путине и прочих "московских петербуржцах", ныне правящих страной, хоть что-нибудь "истинно петербургское"? .
Подробнее 

От пятилетки количества к пятилетке качества роста российского ВВП
В беседе за круглым столом, которую еженедельник "Дело" проводит совместно с факультетом экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге (ЕУ СПб), приняли участие Кирилл Борисов - канд.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru