Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 13/10/2003

Иоанн-Павел II. Человек жизни

Валерий ОСТРОВСКИЙ

Двадцать пять лет назад, 16 октября 1978 года, поляк, краковский архиепископ и кардинал Кароль Войтыла был избран 263-м римским понтификом под именем Иоанна-Павла II. Как бы ни относиться к римскому первосвященнику, последние четверть века прошли в мире не просто при его присутствии, но при самом деятельном участии.

Слалом судьбы

Казалось бы, Каролю Войтыле сама судьба уготовила роль блестящего светского человека. Подающий надежды актер, драматург, написавший пьесу с глубоким философским подтекстом, любитель катания на горных лыжах, посетитель художественно-философских салонов Кракова и Варшавы. Но одновременно - глубоко верующий христианин. В самом первозданном смысле этого слова.

В средние века путь монашества и последующего продвижения по лестнице церковной иерархии был единственным, благодаря которому юноша из низов мог подняться наверх, стать равным сильным мира того. В каком-то смысле для поляка Войтылы его молодость прошла в новом средневековье. Сначала нацистская оккупация, затем установление коммунистического режима. Монашество стало путем независимости от мира и одновременно путем в этот мир.

После Второй мировой войны Польша стала, в сущности, самой мононациональной страной Европы. Отделение Западной Украины, уничтожение польского еврейства нацистами, а затем продолжение антисемитских настроений во второй половине 40-х годов и эмиграция тысяч польских евреев в Палестину сделали Польшу страной одной нации. Особенностью этой моноэтнической Польши стал ее непререкаемый католический дух. Отношения костела и коммунистической власти, на первый взгляд, были полны антагонизмов, но в реальности представляли чрезвычайно своеобразный симбиоз.

В 60-е годы ХХ века католическое духовенство в Польше сумело восстановить свою предвоенную численность. Число монастырей и монашеских братств увеличилось, в сравнении с 1939 годом, в полтора раза. Три четверти браков освящались церковью. Такой ситуации не было нигде не только в так называемом социалистическом лагере, но и в мире вообще. Во время испытаний принадлежность к костелу стала для абсолютного большинства поляков символом и актом национального самосохранения.

Примас Польши кардинал Вышинский умело и твердо противостоял светской власти, не переходя тончайшей грани, отделявшей противостояние от сопротивления. Противостояние - это по-христиански. Сопротивление - это по-советски.

Такой ситуации больше не сложилось нигде. В Словакии - тоже одной из "любимых дщерей" папского престола - клирики сотрудничали с оккупационным нацистским режимом и стали жертвами собственных заблуждений и коммунистической пропаганды. В Венгрии католицизм традиционно находился далеко не на первых ролях общественной жизни. В Литве католический дух находился в глубоком подполье. Польша на этом фоне разительно отличалась от своих соседей. Вышинский аккуратно и твердо возводил Войтылу на роль своего преемника, возможно, даже не подозревая, что готовит ему куда более высокую участь.

Измениться, чтобы сохраниться

Кароль Войтыла стал первым папой-славянином, самым молодым избранным понтификом с 1846 года и первым неитальянцем-папой после 1552 года.

Ликвидация "Пражской весны" (из-за силового давления "братьев по соцлагерю", из-за собственных иллюзий пражских реформаторов, из-за попустительства президента США Джонсона генсеку КПСС Брежневу), казалось бы, перекрыла все шансы на изменения в Восточном блоке. Десять лет спустя избрание Войтылы показало, что это не так. Он воспринимался именно как "человек оттуда", способный и "там" сохранить себя, свою веру, свои убеждения, свою свободу. А значит, эту свободу могли не только сохранить, но и приобрести другие.

Понтификат Иоанна-Павла II стал не только внутрикатолическим делом. Он стал мировым проектом, который был призван ответить, может быть, на главный вопрос: возможно ли в меняющемся мире, меняясь самому, сохранить Традицию, найти ее неизмененные границы, сделать Традицию жизнеспособной, творческой? Как не превратить Традицию в Архаику, как не придать ей, с другой стороны, черты бессмысленного модернизаторства?
Католические традиционалисты-консерваторы во главе с лионским архиепископом Лефевром защищали ту церковь, которая сложилась в эпоху понтификата Пия ХII, - с ее институтами, идеями, с ее языком, типом мышления.

На другом фланге - "теология освобождения" со священниками, берущими в руки "калашникова" и идущими партизанить во имя соединения Христа и Революции.
Как представляется, ответ Войтылы был прост. Проще и представить себе нельзя. Это - вера в Чудо. Люди ХХ века разучились верить в чудеса. Они верят по сей день шарлатанам и демагогам, философическим пророкам и тиранам, вещающим с трибун. Иоанн-Павел II верит в пришествие Девы Марии в португальской деревушке Фатима, в статуи Мадонны, проливающей слезы, в то, что Необычайное может свершиться возле заброшенных часовен, в силу молитвы, в то, что Бог может явить свои чудеса, а когда это случится - только Бог знает. Каким-то чудесным образом в душе Войтылы живут современность и первозданность. Вероятно, именно это и позволило ему занять место, которое он занимает в нашем мире сегодня.

Скептики и иронисты посмеиваются над Иоанном-Павлом II за то, что он извиняется: перед евреями - за гонения, которым их подвергала инквизиция; перед арабами - за преследования со стороны крестоносцев; перед кастратами - за то, что их оперировали для использования в церковных хорах. Но и здесь Войтыла последователен. Он искренне верит в то, что Чудо возможно.
Как бы то ни было, за время его понтификата позиции и фундаменталистов, и "освобожденцев" в католицизме сегодня практически снивелированы. Хотя за то, чтобы остаться самим собой в бурных переменах, пришлось заплатить свою цену. И никто не может сказать сегодня, насколько эта цена велика.

ЕГО дивизии

"Сколько у Папы дивизий?" - сардонически спрашивал Сталин. Ему казалось, что ответ ясен. Время показало, что глава Ватикана, дистанцирующийся от политики, но выдвинувший на острие деятельности простые и ясные принципы, обладает не меньшей силой, нежели хорошо оснащенные дивизии. Но одновременно следует признать, что все эти четверть века тылы католической традиции неумолимо размывались ходом истории.

Начавшийся после Второй мировой войны эрозионный процесс, получивший начало от философов класса Хайдеггера, выраженный в лозунге: "Жить без жен и детей", привел к нарастанию секуляризации всей жизни в том ареале, который именуется "иудео-христианской цивилизацией". Гедонизм противостоит Чуду, в которое верит Иоанн-Павел II.
Справившись со своими фундаменталистами и модернистами, католическая церковь при Войтыле так и не нашла ответа на новые вопросы: где граница "прав человека" в их актуальном для многих смысле? Таких, как планирование семьи, т.е. свобода абортов и использования противозачаточных средств, свобода создавать гражданскую семью вне церковного брака (а значит, и резкое понижение уровня ответственности за себя и своих ближних), где граница, дозволяющая добровольный уход из жизни, и возможно ли допускать физические муки и страдания ради продления земного существования?

Да и достаточно походить в субботний или воскресный день по соборам маленьких городков Италии или Бельгии, чтобы заметить, как мало там людей. Парламент Нидерландов узаконил эвтаназию. Мало кто заметил, что 40% голландцев относят себя к католикам. Люди не хотят ждать настоящего Чуда. Они хотят (и кто их за это осудит?) удовольствий. Тот проповедник из пустыни, которого распяли 1970 лет назад на кресте, перед смертью принял на себя ответственность за грехи всех живших до него и после него, показав тем самым пример величайшей ответственности. Это и было самым большим Чудом в истории человечества.
Войтыла верит в него и ничего не может сделать с тем, что все остальные отказываются от ответственности даже за жен и детей. Не говоря уже о прочих.

Сегодня в немощном теле Иоанна-Павла II все еще бьется сердце страдающего за несовершенство мира человека. Он стал культовой фигурой, некоторые сравнивают его с поп-звездой. Иметь фотографию с Папой в кабинете престижно даже в православной России. Автор этих заметок видел такие фотографии даже у одного ментовского генерала и у одного питерского "братка". Не думаю, что на них после папского рукопожатия снизошла хоть капля божественного озарения. Да это и неважно. Важно то, что сам немощный телом, но ясный умом Войтыла верит в то, что в жизни возможно Чудо. В этой жизни.
Может быть, он и живет только благодаря этой своей неистребимой вере.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru