Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Анализ 13/10/2003

Чечня между прошлым и будущим. Взгляд со стороны

Яков ГОРДИН

На президентских выборах в Чечне победу одержал Ахмад Кадыров. Какие же перспективы открывает перед республикой успех человека, близкого Кремлю?

Конфедерация чеченских кантонов?

Во второй половине XIX века генерал Милентий Яковлевич Ольшевский, прослуживший на Кавказе четверть века, писал в интереснейших воспоминаниях: "Как тогда так и теперь, у них (чеченцев - Я. Г.) не существовало никаких сословных подразделений. Не было ни князей, ни старшин или почетных людей, пользующихся особыми правами и преимуществами или облеченных властью. Между чеченцами все были равными".

Ольшевский принадлежал к элите кавказского офицерства. Он был выпускником Императорской военной академии и офицером Генерального Штаба. Его наблюдения имеют безусловную научную ценность. Историей, обычаями и бытом Чечни он интересовался специально, понимая ключевую роль ее народа в судьбе взаимоотношений России и Кавказа.
Вряд ли стоит сомневаться в приведенной выше характеристике существования чеченцев. Тем более что она подтверждается многочисленными свидетельствами других мемуаристов и самих чеченцев.

Разумеется, за сто с лишним лет, прошедших с тех времен, когда Ольшевский писал свои воспоминания, многое изменилось.
Разумеется, советская власть пыталась унифицировать жизнь кавказских народов во всех отношениях и сделать ее подобной общероссийской. Но под гуттаперчевой подвижной маской - райкомы, горкомы, исполкомы, партийные съезды и т.д. - шла своя жизнь. Эта жизнь была изуродована, искажена на поверхности, что не могло не сказаться и на психологических глубинных пластах, но степень фундаментальности этого воздействия вряд ли была велика.

Депортация тех же чеченцев Сталиным, догадывавшимся о невозможности полной унификации, только законсервировала основополагающие ценности. Это определялось мощным инстинктом самосохранения народа.
Недавно в разговоре с одним из наиболее компетентных этнографов-кавказоведов я сказал, что в тот период власти очень плохо представляли себе культурно-психологическую реальность жизни Кавказа и Чечни, в частности. Он ответил: "А мы и сейчас, несмотря на все наши полевые исследования, очень плохо себе это представляем".

Но это не значит, что невозможны экспертные оценки и предложения на основе того знания, которое все же доступно специалистам, ориентированным на мировидение тех или иных представителей Чечни.
Глубокий знаток данной проблематики Сергей Александрович Арутюнов, член-корреспондент РАН, зав. отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАН, чей подход свободен от упрощенных стереотипов, говорит: "В течение многих лет я доказывал, что именно форма самоуправляемых, похожих по типу на швейцарские общины кантонов является наиболее подходящей для национального самоопределения народов Кавказа, а вовсе не постсоветские квазиэтатистские или псевдогосударственные республики..."

Чеченизация конфликта

Что же происходит в сегодняшней Чечне?

После завершения активной фазы второй войны власть пошла по пути, по которому следовало двигаться с самого начала, - по пути "чеченизации" конфликта. Вялость и бессистемность поддержки антисепаратистской пророссийской оппозиции в первой половине 1990-х годов оказалась тяжкой ошибкой. Теперь эту ошибку пытаются исправить. Но как?
Прошел референдум, смысл которого вряд ли был понятен многим из тех, кто пришел голосовать.

Конечно, ситуация в дни подготовки референдума и в день его проведения была сильно идеализирована нашими СМИ. Но и при этом можно с уверенностью предположить, что пришедшим на участки для голосования людям референдум, на котором настаивал сам президент России, представлялся неким поворотным моментом кошмарного периода: если большинство чеченцев скажет "да" жизни в границах России, то отпадает надобность в присутствии такого количества войск - со всеми последствиями для населения, - а наличие собственной конституции даст простор для самоуправления.
Накануне референдума я писал в газете "Дело", что при общей рациональности подобной акции, она может иметь крайне болезненные последствия - разочарование, очередное крушение надежд на нормальную жизнь. К сожалению, нечто подобное и произошло. Интенсивность партизанской войны, перехлестнувшей границы Чечни, тому свидетельство.

Достаточно активное и положительное участие в референдуме не принесло облегчения. Конституция, по сути своей, насколько мне известно, принципиально не отличается от законодательных актов других субъектов РФ. Мы наблюдаем поразительное нежелание учитывать сколь богатый, столь и драматичный исторический опыт.
Тот же С. Арутюнов свидетельствует: "Еще в январе 2000 г. Президент РФ Владимир Путин обратился к группе российских антропологов с просьбой разъяснить ему сущность этнических конфликтов в регионе Кавказа, в особенности в Чечне. Только один лишь я говорил с ним более часа. К сожалению, некоторые надежды на улучшение ситуации, которые родились в ходе этих бесед, так потом и не реализовались".

Не станем гадать, по какой причине и на каком уровне была выбрана та система "умиротворения" Чечни, плоды которой мы наблюдаем сегодня.
Важно другое. Было явно решено - пусть живут как все!

Но то, что возможно в Татарстане и Башкыртастане с их полинациональным населением, значительной долей русских граждан, - нереально в Чечне.
Формула - пусть живут как все! - родилась не сегодня и не при советской власти. В 1846 году наместник Кавказа князь М.С. Воронцов, обладавший большим военным и административным опытом, несколько разобравшись в ситуации, отправил в Петербург доверенного чиновника с предложениями предоставить Кавказу и Закавказью особые экономические права, которые должны были способствовать умиротворению края.

Император Николай ответил посланцу Воронцова следующее: "Слушай меня и помни хорошо ,что я буду говорить. Не судите о Кавказском крае, как об отдельном царстве. Я желаю и должен стараться сливать его всеми возможными мерами с Россиею, чтобы все составляло одно целое... Я стараюсь, чтобы все истекало отсюда (здесь он показал на свою грудь), чтобы тамошние жители знали и чувствовали, что они зависят от Севера... А вы желаете, представляя Закавказскому краю свободную торговлю, заставить жителей оного быть уверенными, что все хорошее получили они не от России, а извне..."

Решение не лежит на поверхности

Стремление заставить жителей Чечни думать, что они зависят в полной мере "от Севера" и "все хорошее" получают исключительно из России, определяло, судя по всему, и характер прошедших выборов.
Мне вполне понятно, почему федеральная власть сделала ставку на Ахмата Кадырова. Но представляется очередной опасной ошибкой то, что ставка сделана на одного Кадырова, одну группировку, один клан, вместо того чтобы, учитывая историко-психологические данные и не преувеличивая свое понимание глубинных процессов в чеченском обществе, искать многообразие опор. В XIX веке восстания в уже замиренной Чечне вспыхивали в результате попыток российских властей навязать чеченцам владетелей - кумыкских князей.

Судя по тому, что известно нам о прошлом Чечни, прямое президентское правление при соблюдении баланса интересов различных групп было бы эффективнее, чем доминирование одной группы, возглавляемой человеком, претендующим на роль общенационального лидера.
Мы видели, что в последнее десятилетие, как и в прошлом, не нашлось ни одного вождя, который мог бы объединить большинство граждан Чечни. Не был таким Дудаев, не был таким Масхадов, не будет таким и Кадыров.

Есть серьезные основания опасаться, что доминирование одной силы, исключительно поддержанной Федеральной мощью (то есть построение искусственной модели, не отвечающей историко-психологической реальности), может привести к интенсификации гражданской войны, которая уже идет в Чечне и в ходе которой доминирующую группировку невозможно будет контролировать.
Подобное развитие событий не даст возможности вывести из Чечни в сколько-нибудь значительных масштабах федеральные войска, присутствие и действия которых, часто спровоцированные, загоняют ситуацию в трагический тупик.

Уже цитированный генерал Ольшевский, на склоне лет напряженно всматривавшийся в свое военное прошлое, пришел к выводам, которые трудно было ожидать от активного завоевателя: "Чеченцев как своих врагов мы старались всеми мерами унижать и даже достоинства их обращать в недостатки. Мы их считали народом до крайности непостоянным, легковерным, коварным и вероломным потому, что они не хотели исполнять наших требований, не сообразных с их понятиями, нравами, обычаями и образом жизни. Мы их так порочили потому только, что они не хотели плясать по нашей дудке, звуки которой были для них жестки и оглушительны".
Ольшевский при этом отнюдь не идеализировал чеченцев, как не должны и мы сегодня идеализировать тех, кто делает ставку на насилие, тем самым провоцируя ответное и, быть может, еще более жестокое насилие.

Но представлять себе истоки нынешней российско-чеченской драмы и глубокую нетривиальность задачи, которую необходимо решить, мы должны. Иначе не помогут ни финансовые вливания, ни упорное выстраивание привычной системы управления, ни наличие человека, который будет называться президентом Чеченской республики.

Гордин Яков Аркадьевич - известный петербургский историк и писатель, главный редактор журнала "Звезда", автор целого ряда книг, в т.ч. капитального исследования "Кавказ: земля и кровь. Россия в кавказской войне XIX века".

Назад Назад Наверх Наверх

 

Регионы против государств // Философский камень XXI столетия
Окончание.
Подробнее 

Регионы против государств // Философский камень XXI столетия
Несмотря на то, что человечество благополучно разменяло уже седьмой год нового столетия, XXI век - в историческом, а не в хронологическом смысле - так и не наступил.
Подробнее 

Мир и страна // На уровне "Жигулей" // Качество государства в России
В начале правления Владимира Путина строилась "управляемая демократия" (термин был взят у индонезийского диктатора Сукарно), плавно переходящая в "вертикаль власти".
Подробнее 

Все будет хорошо! // Это знает Михаил Дмитриев
Михаил Дмитриев — доктор экономических наук, президент Центра стратегических разработок (ЦСР).
Подробнее 

Терпимость в доме без хозяев // Как добиться прочной толерантности в России?
Кровавые события, произошедшие недавно в Кондопоге и постоянно в той или иной форме происходящие в других местах России, в очередной раз поставили вопрос о том, как мы понимаем толерантность.
Подробнее 

Нации в транзите // Разбегание славян?
Прошедшим летом появился очередной обзор "Freedom House", целиком посвященный переходным странам ("Nations in Transit").
Подробнее 

Россия и большая семерка // Энергодиалог в стиле "фигвам"
Андрей Заостровцев .
Подробнее 

Я - не джип, но еще вырасту? // Россия на фоне большой семерки
Случилось страшное.
Подробнее 

Основы путинизма // Однопартийность — не порок, но большое свинство
К власти в России пришла узкая корпорация лиц, связанных со спецслужбами.
Подробнее 

Церковь и политика // Куда ведут православных россиян их пастыри?
В "Деле" от 10 апреля 2006 г.
Подробнее 

Основы путинизма // Как распадаются режимы
При неумелом урегулировании возможных конфликтов и при быстром развитии гражданского сознания нашего общества возможно что-то вроде бархатной революции с переходом к демократии по образцам стран Центральной и Восточной Европы.
Подробнее 

Основы путинизма // Правящая корпорация: от рассвета до заката
В мире встречаются разного рода корпорации.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru