Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Комментарии 23/9/2002

Гибель Главного Города

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

Писатели Ленинграда-Петербурга о реальной жизни и раньше писать не могли, а сейчас тем более не могут. Правда в литературе исчезла, кажется, навсегда.

У одних дает о себе знать мощная соцреалистическая закваска, вследствие которой расхождение между идеалом и жизнью приводит к нытью, к выражению фрустрации и тоски по старым временам, когда писатели сидели в благоустроенной клетке и кропали ложь, устраивавшую обком. У других и недовольство нынче есть, но выражать его средствами "критического реализма" - ни умения, ни смелости, ни задора нет.

Соцреалистическая школа научила всех, что писать правду и ссориться с властями опасно. Поэтому никто даже не вдумывается в суть происходящего и старается писать "ни о чем", как это успешно делают, например, Валерий Попов или Михаил Кураев.

Впрочем, в детали вдаваться не буду, ибо наши прозаики предпочитают, чтобы о них писали или хорошо, или ничего - как о мертвых.

Наконец, литературная молодежь, имеющаяся в небольшом количестве, пишет о своих внутренних ощущениях, фантазиях и фантомах, описывает свой убогий богемный образ жизни, замкнута на пустяки, и это тоже бесконечно далеко от реальной жизни.

В этой ситуации самым современным и острым петербургским писателем оказывается знаменитый в свое время Ефим Зозуля, который ровно 80 лет назад создал пророческую повесть, названную им "Гибель Главного Города". Сюжет там такой. Главный Город завоевывает неприятель. Военных действий нет, но, тем не менее, Город сдается. Неприятельские войска, однако, не вступили в город, а расположились лагерем вдалеке.

Наконец, победители выдвигают свое условие: никто не будет обижен, порядок жизни не будет нарушен, но надо выполнить "одно условие". Над Главным Городом победители выстроят новый город, "над площадями и улицами - новые площади и улицы, над домами и мостами - новые дома и мосты". Конечно, будут неудобства: перед окнами будут стоять стальные брусья, в некоторых районах будет совсем темно, дневной свет станет недоступным, и придется жить при электричестве, наконец, вход в Верхний Город жителям Главного Города будет строжайше воспрещен. "Мы считаем вас отжившим народом..."

У побежденных отняли небо. Организовали "Партию Покорных". Было назначено "Правительство покорности", состоявшее из шести министров, в частности, министра иллюзий ("обязанности - грандиозными декорациями создавать иллюзию неба") и министра надежд ("должен развивать в жителях Главного Города дух мудрой надежды на улучшение обстоятельств в будущем"). Потом началось строительство: "Почти на всех улицах рыли ямы, мерили, устанавливали леса, а во многих районах на крышах зданий было так же людно, как на площадях и улицах". Кажется, это что-то напоминает...

Фантастика восьмидесятилетней давности оказывается тем дефицитным ныне "критическим реализмом", на который органически неспособна современная петербургская литература.

Между тем, давно напрашивается художественное обобщение того превращения из "Града" в "Бург", которое свершилось за последнее десятилетие. Дело не в том, что "град небесный и обетованный", Ленинград, трансформируется в мещанский город с ночными клубами, повсеместным стриптизом, игровыми автоматами, пешеходными зонами с пальмами в кадках и многочисленными "уютными ресторанчиками", которые так любит рекламировать один политический комментатор, воркующий на "Эхе".

Дело в другом: новые богатые хозяева города экономическими средствами организуют его жизнь, исходя исключительно из собственных интересов, полагая, что "партия покорного электората" - это народ отживший.

Поэтому, скажем, "неперспективные" жилые дома лишены капитального и любого другого ремонта, с них уже валится не только декор, но и балконы, а поток инвестиций направлен в другую, более выгодную сторону.

Транспорт, вдруг названный "муниципальным", последовательно и целенаправленно ликвидируется, чтобы возникали улицы вообще без общественного транспорта, что выгодно и риэлтерам (цены на недвижимость сразу вырастают в разы), и владельцам "коммерческого" транспорта.

Новые трамваи, троллейбусы и автобусы почти не приобретаются, инвестиции, в основном, идут по другим, более выгодным направлениям, а министерство иллюзий внушает, что "пешеходные зоны - это хорошо и красиво".

Внутри кварталов в жилых районах фонари не включают, либо они давно перегорели, а программа "Светлый город" реализуется лишь в части освещения "туристических объектов", что обеспечивает функционирование турбизнеса. Районные поликлиники, которые должна финансировать система обязательного медицинского страхования (ОМС), нищают на глазах, почти все деньги ОМС разворовываются, инвестиции, а вслед за ними квалифицированные врачи и оборудование неуклонно перетекают в "перспективные" частные поликлиники, доступные меньшинству. В "бесплатных" же принимают, но без лечения: людей отучают сюда ходить; те, кто ходит только сюда, быстро мрут...

И вся эта система построена поверх старой, в виде Верхнего Города, принадлежащего победителям. 300-летие - это их пир.

Сам собой напрашивается обобщающий "капреалистический" роман, в котором описывался бы "реальный Петербург" - старый "нижний" город с вытесняемым народом, который надстраивается Верхним Городом. Причем, народ в этой войне проиграл заранее, поскольку даже не понимает, что происходит.

Это мог бы быть роман в духе "Петербурга" Андрея Белого, "Петербург-2", ибо символический потенциал колоссальный, но все погружается в немоту, ибо нет писателей, способных понять и осмелевших настолько, чтобы попытаться описать.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Медведев на фоне медведей
Уходящий год начинался как год президентских выборов.
Подробнее 

Будут танцы
Как удачно сложилось, дорогие читатели: мы с вами расстаемся под звуки фанфар.
Подробнее 

Вышвырнуть царя из головы
Удара кризиса россияне ожидают примерно так, как неизбежного столкновения кометы с Землей.
Подробнее 

О солидарности и делах наших скорбных
Накануне 151-й внеочередной встречи ОПЕКа в Оране уходящий руководитель картеля, алжирский министр энергетики и горной промышленности Шакиб Хелиль постоянно вспоминал о солидарности.
Подробнее 

Ради доброго царя
Очередной День Конституции России (12 декабря) мы отметили под разговоры о том, насколько приемлемой практикой является ее пересмотр в сторону шестилетнего президентского срока.
Подробнее 

Укрепление оказания публичных услуг
А все-таки цинизм бесшабашный выглядит как-то человечней цинизма взвешенного.
Подробнее 

Состояние проседания
В отличие от 1998 года, нынешний кризис напоминает не падение с приставной лестницы, а медленное, но верное погружение в трясину.
Подробнее 

Греция в огне
Вторую неделю в столице Греции продолжаются поджоги зданий и автомобилей, возведение баррикад и стычки между полицией и тысячами демонстрантов, которых средства массовой информации называют то "анархистами", то "студентами", то просто "молодыми экстремистами".
Подробнее 

Ресурсное проклятие коммунистов
Зюганов и теперь живее всех живых.
Подробнее 

В наше непростое
Еще два-три последних сказанья - и летопись моя, похоже, - того...
Подробнее 

Новое открытие Америки
Ноябрьский визит президента Российской Федерации в страны Латинской Америки в местных СМИ оценивают как "триумфальное турне"; говорят, что "русские возвращаются".
Подробнее 

Пересмотр взглядов на капитализм?
Когда начинался нынешний экономический кризис, со всех сторон доносились прогнозы о завершении эры неолиберализма и о грядущем усилении государственного регулирования во всех направлениях.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru