Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 22/7/2002

Рудольф ЗАГАЙНОВ: Безжалостный мир спорта

Коллаж Александра СЕРГЕЕВА

Вернувшись из Солт-Лейк-Сити, с зимней Олимпиады, где его имя прогремело на весь мир, профессор, доктор психологии Загайнов лег на операцию в военно-медицинскую академию. Лишь через четыре месяца после возвращения домой Рудольф Максимович Загайнов нашел в себе силы обстоятельно рассказать о Белой Олимпиаде, о безжалостном мире спорта, его героях и жертвах. Рассказать то, что знает только он один.

Дуэль Ягудин - Плющенко

В сентябре прошлого года мне позвонила Татьяна Анатольевна Тарасова и попросила приехать в Америку - помочь ее ученику Алексею Ягудину, фигуристу-одиночнику. "У нас очень тяжелая ситуация, Рудик. Наш долг помочь Леше, он исключительно талантлив, он погибает". В свое время я уже работал в фигурном катании с великим тренером Станиславом Жуком, помогал ему в возвращении в спорт Лены Водорезовой и в подготовке Саши Фадеева.
Мы давно знакомы с Тарасовой, она копия своего отца - и внешне, и внутренне - гениального хоккейного тренера Анатолия Владимировича Тарасова, который в 68-м году подарил мне, тогда еще аспиранту кафедры психологии Лесгафтовского института, мастеру спорта по боксу, свою книгу "Совершеннолетие" с надписью: "А ведь хорошо, что не только в боксе, но и в хоккее "подраться" можно".

Не предполагал я, принимая предложение Тарасовой приехать к ним и познакомиться, что моя командировка затянется на пять месяцев, что придется яростно "драться" за моего спортсмена, чтобы вернуть ему потерянную уверенность в себе. Дело в том, что у Леши Ягудина было два года сплошных поражений от Евгения Плющенко, и его как соперника Плющенко списали со счета.

Психологическое секундирование

Я приехал к ним в Штаты знакомиться и пришел от увиденного в ужас. Леша к тому времени полностью потерял веру в себя, у него сформировался мощный "комплекс Плющенко", внушенный ему в том числе и самой Тарасовой, постоянно твердившей: "Плющенко - это робот, он прыгает, как автомат".
Мне пришлось убедить Ягудина, что Евгений - не робот, а живой человек, который, проигрывая, тоже теряет уверенность или часть ее. На это ушло пять месяцев непрерывного психологического секундирования. Это мой личный рекорд, до этого я не расставался с подопечным - в шахматных матчах на первенство мира - три месяца подряд.

Нам очень помог... Алексей Мишин. Он развернул психологическую, информационную войну, которую с треском проиграл. В своих интервью он всех уверял, что Плющенко - это Шекспир фигурного катания, что он непобедим, что же до Ягудина, то он вообще не фигурист, а психолога Загайнова еще в матче Карпов - Каспаров удаляли из зала. Говоря так, он напугал своего ученика: ведь Евгений поинтересовался, за что психолога удаляли, и ему ответили: "За то, что он гипнотизировал противника". И Плющенко, фигурист, который никогда не падал, вдруг начал падать.
Первая очная встреча на льду Ягудина и Плющенко в канун Олимпиады состоялась в декабре, а в октябре-ноябре шла психологическая война.

Ягудин, с одной стороны, мечтал об Олимпиаде, об олимпийской победе, с другой - хотел забыть фигурное катание, как страшный сон. Он же с четырех лет на льду, представляете? Семнадцать лет непрерывных тренировок и соревнований! Накопилась громадная усталость, и, как уже было сказано, он полностью потерял уверенность в себя.
Мне не привыкать к такой ситуации, когда тренер и спортсмен приглашают меня, как "скорую помощь". Прилетев в Штаты в октябре, я сразу же включился в работу. Первый турнир был в Сан-Диего. И хотя Плющенко там не было, Леша безумно боялся очередного старта. Мне пришлось включиться по максимуму и показать кое-что из своих "чудес", в частности, я продемонстрировал на близком ему человеке дистанционный гипноз. После этого он смотрел на меня широко раскрытыми глазами. Я считаю, что, работая со спортсменом, нужно его гипнотизировать, постоянно держать под своим контролем.

Ягудина отличает колоссальная эмоциональность. Благодаря ей он катается очень артистично, его вторая оценка выше, чем у других. Но и проблем эта сверхэмоциональность создает немало. На него - я увидел это в Сан-Диего - все влияет. И понял, что надо очень жестко контролировать его режим. Я начал делать ему свои сеансы, это своего рода сочетание гипноза, массажа и еще кое-чего, о чем умолчим. За 30-40 минут сеанса я полностью восстанавливаю спортсмена после любой нагрузки.

Объяснение в любви без слов

Во время сеанса я спортсмена ласкаю - глажу ему лицо. Он видит, как я его люблю, как я к нему внимателен. Я, психолог, объясняюсь спортсмену в любви, не говоря ему об этом. Разве обязательно говорить?.. Я пишу письма своему спортсмену, объясняясь ему в любви между строк.
Объяснение в любви без слов - один из моих методов.

Леша Ягудин просил: "Сделайте мне это". Слово "сеанс" он не говорил. Я делал ему три сеанса в день. Леша - мальчик одинокий, вырос, как и я, без отца и, может быть, поэтому он мне ближе, чем другие мои подопечные.
Массажисты обычно работают примитивно - мнут мышцы, а надо колдовать над телом, заниматься человеком. Очень важно владеть словом. Я комментирую во время сеанса все свои действия. Проверяю перед стартом все его мышцы: ага, вот тут крепатура, снимаю ее, говорю: "Теперь прекрасно". Вынимаю у него из головы всяческие сомнения: "Все, теперь ты готов".

"Возьмите билет, я уезжаю"

Татьяна Тарасова при ее великих качествах - одержимости, колоссальной заряженности на работу, на соревнования - своими эмоциями владеет не очень хорошо. Ягудин - тоже эмоциональная натура. Я назвал бы их обоих спонтанными людьми, которые живут своими настроениями, сиюминутными эмоциями. Поэтому у них часто и происходят столкновения.

Я вмешивался даже в тренировочный процесс. Ну, к примеру, она обращается к ученику: "Леша, давай еще раз "макет" ("макет" - это прокат без прыжков). А он ей отвечает: "Какой еще макет?" Она закипает.
После тренировки я замечаю: "А ведь спортсмен был прав в этот момент". - "Как прав?!" Объясняю: "Все это должно быть записано в плане тренировки. Спортсмен настраивается на выполнение определенного количества работы и, выполняя ее, заодно усиливает и свою уверенность". Тарасова: "План я писать не буду". - "Татьяна Анатольевна, я еще не закончил. Есть такое положение: психологическая подготовка начинается с того, что спортсмен видит на стене план и видит, что этот план выполняется... Если бы там было написано - макет 3 раза, он бы вам так не ответил. А если бы ответил, то уже я бы вмешался..."

Выгода моей позиции в том, что я, - если спортсмен что-то не выполняет, - всегда могу сказать: "Алексей Константинович, возьмите мне билет до Санкт-Петербурга, я уезжаю..."

Прыжки в четыре оборота

Спортсмен высочайшего класса, реальный претендент на олимпийское золото - не только безумно уставший психологически человек. У него еще все болит.
Идем мы однажды с Ягудиным после тренировки по Торонто, и он изливает душу: "Ну что у меня за жизнь, Рудольф Максимович! Кисть болит, плечо болит, спина болит, колени болят". И я, желая перевести все в шутку, подхватываю: "Ж... болит". И что вы думаете? Он останавливается посреди улицы, спускает штаны и говорит: "А ж... знаете где болит? Вот здесь". И тычет пальцем в кость, в крестец: фигуристы часто падают на лед, у них действительно нет ни одного живого места.

Но Леша фигурист, большой мастер, боец: "Моя уверенность - это прыжки, я должен прыгать четверные прыжки на каждой тренировке".
Я не уверен, что это надо делать: четверные прыжки, насколько я понимаю, разрушают мозг. Каждый день скользить по льду - это ненормально! Точно так же, как прыгать с шестом на уровне 6 метров.

Большой спорт сейчас - это безжалостный мир, это полигон на проверку выживаемости человека. Неслучайно мало кто способен преодолеть шестиметровый рубеж у шестовиков, как это делал бесстрашный Сергей Бубка. Неслучайно в мире всего несколько человек прыгают на льду прыжки в четыре оборота, и никто еще не знает, чем все это обернется для таких смельчаков, как Ягудин и Плющенко...
"Если гостиница гудит, - есть такое выражение в фигурном катании, - значит, одиночники закончили и - пьют". Все одиночники, говорят знатоки, или алкоголики, или у них другие нарушения.

Человек за бортом

Во втором турнире, в Саскатуне, надо было обеспечить полную изоляцию Ягудина, прежде всего, от так называемых "приблудных", которые, как пчелиный рой, вьются вокруг звезд. Неслучайно же сейчас большие спортсмены не появляются на людях без телохранителей. По отношению к Ягудину я выполнял эту роль.

Татьяна Анатольевна меня внутренне ревновала к ученику, у нас даже было столкновение, когда Леша попросил меня стоять у борта отдельно от Тарасовой. "Человек за бортом" имеет для спортсмена огромное значение как психологическая поддержка: он смотрит на тебя и заряжается дополнительной силой. При одном условии - если он тебя уважает и любит. И если он с тобой, всегда побеждает. А за эти пять месяцев Леша выиграл все шесть турниров, где мы были вместе.
Знаете, какой вывод я сделал на тридцать третьем году работы? Чтобы магически влиять на человека, нужно, чтобы он тебя любил.

Педагогика утверждает: мы должны любить своих учеников. А секрет успеха в другом: они должны нас любить.
Во время выступлений Алексея Ягудина - произвольную на Олимпиаде он откатал безошибочно - я, стоя у борта, максимально концентрировался. Давно убежден в том, что надо неотрывно смотреть на выступающего спортсмена, не допуская даже мысли, что он может ошибиться.

За пять месяцев подготовки к Солт-Лейк-Сити была осуществлена реконструкция личности спортсмена. Многие подходили ко мне и говорили, что Ягудин стал совсем другим человеком, более вдумчивым, собранным, внимательным к другим.
Психолог нужен всем - и спортсменам, и тренерам, особенно тренерам-мандражистам: когда я увидел в раздевалке красные пятна на лице Мишина, мне стало жалко его ученика. Мишин в январе в канун Олимпиады поменял программу своему ученику, это была грубая тренерская ошибка.
Леша Ягудин - мой 19-й олимпийский чемпион. Марию Анисину, выступающую сейчас за Францию в танцах на льду, не хочу считать 20-й, хотя я ее тайно опекал уже несколько месяцев. Ирина Слуцкая обратилась ко мне с просьбой помочь, и я ей в дни Олимпиады помогал - она заняла в одиночном катании 2-е место, хотя ее бесспорно засудили. И еще - выход в финал в сноуборде Маши Тихвинской, которую я опекаю четыре года. Ну, и чтобы мой личный результат на Белой Олимпиаде в Америке был полным, скажу о "бронзе" хоккейной сборной России, где я тоже был человеком за бортом.
Рассказать то, что знает только он один.

Окончание в следующем номере

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru